Смотреть видеогалерею Соревнования: прошедшие и предстоящие Путешествия
Меню

Авторизация

Поиск

Статьи
Переправа, переправа! Берег левый, берег правый

Данная статья – попытка систематизировать информацию по действующим мостам и переправам на территории Нижегородской области и немного за её пределами для больших рек



Фото из путешествий
Кленовый огонь

 На Суру, в Поречье
Старт: 2011-09-01 08:30
Маршрут: Сергач – Уразовка – Медяна – Чембилей – Болтинка – Сеченово – Алферьево – Богатиловка – В. Талызино – Липовка – Крылово – Семёновское – Порецкое – Бахмутово – Кочетовка – Митин Враг – Ратово – Левашовка – Пильна – Сергач

Дистанция: 315 км.

Время: 4 полных дня

Участники: X-man, *Nat@lek*.

GPS track


На Суру, в Поречье

Вот и лето прошло, словно и не бывало… 

В ответ на приближающийся рубеж календарной осени на всех погодных сайтах, словно нарочно, устойчивое «ясно» сменилось обещаниями неустойчивой погоды с ливнями. Как известно, в чернозёмных районах в дождь лучше и не пытаться покидать дорог с твёрдым покрытием. Однако желание посетить берега красавицы-реки Суры, где я последний раз был три года тому назад, пересилило: в самом деле, не ждать же у моря погоды, когда велосезон давно перевалил за свой экватор?! 

Первый ПВД Велоосени-2011 начался для нас последним летним вечером с экспресса Нижний Новгород – Сергач, в который Наталья заселилась на начальной станции, а я – в Арзамасе, уже после того, как отгорел закат. Поужинав в поезде, без 15 одиннадцать выгружаемся в ночную мглу на перрон станции Сергач. Программа оставшего до начала осени часа была проста: перебраться через мост над путями и проехать 4 километра до отличной стоянки в сосновом лесу, обнаруженной нами в мае на финише ПВД в Болдино. О единственном недостатке этой стоянки – отсутствии воды (Пьяна течёт в отдалении от леса по луговине) – мы помнили, и поэтому наполнили ёмкости водой ещё дома… 

День 1. 

Утро, уже велоосеннее, встретило нас рассеянным светом: солнце скрылось за набежавшей за ночь пеленой облаков. С надеждой на то, что дожди пройдут стороной, позавтракав и собравшись, выезжаем на мост через Пьяну. В водах полноводной реки, подмывающей обрывистый правый берег, эффектно отражались лучи солнца, пробивающиеся через разрывы облачного покрова. 

Подъём на взгорье коренного берега реки дался непросто: для набора почти 100 метров высоты на тягуне с немалым градиентом пришлось хорошо поработать педалями. Однако затраченные усилия того стоили: перевалив через вершину горы и разогнавшись на длинном спуске, последующие холмы буквально перелетаем и останавливаемся уже в Уразовке. 

Административный центр Татарской степи запомнился двумя достопримечательностями: неработающим светофором на въезде и бюстом Ленина (судя по размерам, в масштабе 1:1!) около дома культуры. За Уразовкой лента трассы Р-162 вновь пошла в гору, на водораздел, отделяющий Припьянье от Помедянья. Сергач, виднеющийся вдали, уже скрылся в пелене дождя, а вскоре и нам пришлось немного освежиться под лёгким душем из догнавшей нас тучи. 

Дождик закончился так же быстро, как начался – как раз к повороту к озёрам Кыр Куле, нетипичным для этой местности. Озёр два. По пути к меньшему из них, вполне оправдывающему название, которое переводится как «озеро в поле», дорогу перебежала лиса (Lensky, привет!) Большее же озеро окружено искусственно посаженным сосновым лесом, и очень красиво. Недалеко от него, в овраге, впадающем в Большую Медяну, расположен татарский родник, название которого, как удалось узнать впоследствии, означает «источник свободы». Настоящий оазис в степи! И не потому ли кажется достаточно правдоподобной версия о происхождении названия ближайшего села – Чембилея: «Чын Вяли» - правду сказал Вяли, о том что есть вода? На прежнем месте жители страдали от недостатка воды, здесь же её в изобилии… 

Далее – главная сегодняшняя интересность: уникальная мечеть в Медяне, куда мы сделали радиальный заезд. Ещё на подъезде к селу с холма открывается панорама его прямых улиц, над которыми, в центре, возвышается огромная мечеть с двумя минаретами. 

Заселение присурской степи татарами-мишарями - выходцами из окской Мещёры – началось с возрождения в начале XIV века села Камкино, древнейшего татарского поселения Нижегородчины, основанного ещё в XV веке. Последним из татарских селений в этом краю в 1674 году возникла Медяна – как выселок из соседних сёл, где жителям не хватало земли. 

Сейчас в самом молодом татарском селе нашей области расположен самый выдающийся комплекс культовых строений нижегородских татар. Это мечеть «Рашида», построенная в 1994 году и названная в честь матери мецената и основателя местной религиозной общины – Фаиза Гильманова, монумент «Йа-Син», на котором выгравированы имена репрессированных в годы Советской власти имамов и мулл, и духовное училище – медресе. 

Планам по созданию грандиозного духовно-просветительского комплекса помешал мировой кризис. В конце 2009 года мечеть была выставлена на торги, несмотря на статус объекта культурного наследия. Неизвестно, чем могло всё закончиться, но в августе 2010 года администрация Краснооктябрьского района взяла мечеть на свой баланс. 

По нашей просьбе один из молодых людей, стоявших около мечети, показал нам богато украшенный гравированным мрамором и коврами молитвенный зал мечети. Затем нас ждала экскурсия по расположенному в цоколе здания комплексу из нескольких музеев, посвящённому истории края от древнейших времён до наших дней. Красота мечети и обширная экспозиция музеев произвела на нас огромное впечатление. Как говорится, наши рекомендации! Поблагодарив нашего гида и покинув здание, обнаруживаем, что погода разгулялась: дождевые облака ушли и сквозь дымку начало просвечивать солнце, разогревая полуденный воздух. 

От Сеченовского района, в который нам предстояло перебраться, нас отделяла обратная дорога до трассы, село Чембилей и 5 километров накатанной чернозёмной грунтовки через поля, на которых работали комбайны, собирая остатки урожая. И вот, наконец, мы в селе Болтинка, сросшемся с соседней Александровкой. 

Болтинка – село древнее: ему исполнилось 515 лет! Основано оно Василием Михайловичем Болтиным, чей дед – знатный татарский мурза Кутлубага, выехавший в 1436 году из Золотой Орды на службу великому Московскому князю Василию Васильевичу, был крещён и получил имя Георгия. Его сын Михаил имел прозвище Болт, откуда и произошла родовая фамилия. Один из последующих владельцев Болтинки Ждан Петрович Болтин – служилый «дворянин добрый», воевода в Ополчении 1611-1612 годов, участник выборов на царство М.Ф. Романова и первый российский мемуарист, подробно описавший подвиги нижегородцев и арзамасцев в период Смутного времени. В конце XVI века на принадлежавшей ему земле около реки Пьяны возникло село Жданово (сейчас в Пильнинском районе), где в 1735 году родился Иван Никитич Болтин – историк, первый академик РАН и крупный государственный деятель екатерининской эпохи, которому императрица отдавала «на суд» свои исторические изыскания. 

Село широко известно мощным минерализованным Боголюбским источником (второе название Болтинки - Боголюбимово). Вода его источника имеет богатый минеральный состав и вытекает в каптирующий колодец с характерным шипением. Рядом расположен небольшой заводик по разливу воды под хорошо известной маркой «Болтинская». 

Здесь, наслаждаясь уже по-настоящему летней погодой, мы устраиваем обеденный привал. Заправка калориями оказалась очень своевременной: дорога до Р-162 длиной 5 километров представляла собой хоть и пологий, но непрерывный тягун. Мало того, и ветер оказался встречно-боковым. Классика жанра! На отрезке трассы до Сеченова борьба с ветром и подъёмами продолжилась… 

Порядком подуставшие, Сеченово проезжаем транзитом. Из-за недостатка времени приходится отложить на будущее осмотр уникального райцентра, бывшего Тёплого Стана, и мы лишь фотографируем памятник физиологу И.М. Сеченову. Преодолевая порывы южного ветра, нагоняющего полупрозрачную дымку с горящих где-то вдали полей, едем в Алферьево. 

Село расположено в верховьях речки Пьянки, сейчас совершенно пересохшей – по сути, второго истока Пьяны. В Алферьеве находится древнейший в округе каменный храм, построенный в 1760 году Андреем Ивановичем Кикиным – отцом героя Отечественной войны, инициатора строительства храма Христа Спасителя в Москве Петра Андреевича Кикина. К сожалению, от церкви остался лишь остов. Осмотрев руины, отправляемся в Богатиловку. 

Грунтовая дорога выводит нас на шоссе Сеченово – Большое Игнатово точно к повороту на посёлок Талызинского совхоза (другое название - Дружба). Разогнавшись на длинном живописном спуске, оказываемся на Т-образном перекрёстке и сворачиваем налево. Вот и последняя сегодняшняя интересность – великолепная деревянная церковь, построенная в начале XX века. 

Пока ещё светло и низкое солнце освещает храм последними лучами, делаем фотоснимки с разных ракурсов, а затем приступаем к расспросу церковной старосты, на нашу удачу оказавшейся здесь. Село принадлежало Пашковым – близким родственникам владельцев усадьбы в Ветошкине, поэтому мне хотелось разузнать сведения по истории села и храма. Итак, вот что рассказала Дальмира(!) Викторовна: 

Прежнее название села – Митуралиха, в честь голландца, занимавшегося здесь заготовкой корабельного леса при Петре I. Сейчас уже сложно представить, как выглядели тогда эти, ныне совершенно безлесные, места. Богатиловкой же Митуралиха стала благодаря зажиточности крестьян. Церковь же была построена при следующих обстоятельствах. Жили здесь 7 братьев, и одному из них слышалось херувимское пение каждый раз, когда он проходил место, где сейчас стоит храм. Об этом узнала помещица Мария Алексеевна Пашкова и решила построить здесь церковь. Четырёхпрестольный храм в честь иконы «Троеручица» был возведён в 1901 году. В советское время храм не закрывался: прихожане отстояли его: ходили даже в Москву к М.И. Калинину. Однако колокол весом в 100 пудов всё же был сброшен, при этом колокольня осталась неповреждённой. Во время Великой Отечественной, пока священник воевал, храм не действовал 3 года, после чего службы возобновились. Старинных икон сохранилось мало, один из колоколов – из соседней Мамлейки, где точно такой же храм был разрушен до основания. Богатиловская церковь была поставлена на мощных дубовых столбах, и только сейчас, спустя 110 лет, под храм подводится капитальный фундамент. 

Полюбовавшись великолепным интерьером храма с сохранившимся иконостасом и фресками, поднимаемся на колокольню, где Дальмира Викторовна разрешила позвонить в колокола. С высоты открывалась живописная панорама окрестностей. Над виднеющимся на высоком холме Верхним Талызином догорал красочный закат… 

Вопрос о месте ночёвки неожиданно решился сам собой. Нам было предложено переночевать в церковном доме, и предложение это мы приняли с благодарностью. Чувствовалась неизбежная перемена погоды к утру, и крыша над головой приходилась очень кстати. 

День явно удался и засыпал я в предвкушении продолжения знакомства с пашковскими местами, которое так удачно началось здесь, в Богатиловке. Ах, если б знать, что на самом деле будет завтра…

 

Пьяна в облаках Памятник Ленину в Уразовке Дождь
Кыр Куле - малое озеро Кыр Куле - большое озеро Источник свободы
Медяна - вид сверху Мечеть Рашида Мечеть Рашида
Монумент Йа-Син В мечети В мечети
Музей истории нижегородских татар Позвонок динозавра В сталинских застенках
Коран Медина - стела на Р-162 Чембилей - стела на Р-162
Сжатое поле Боголюбский источник в Болтинке Породистый гусь
Погода разгулялась На въезде в Сеченово Памятник И.М. Сеченову (скульптор С.Д. Меркулов, 1947 г.)
Алферьево. Остов Казанской церкви 1760 г. В окрестностях Алферьева Дорога на Богатиловку
Богатиловка. Троеручицкая церковь 1901 г. На колокольне Закат

 

 

День 2. 

Предчувствия оправдались: утро встретило нас пасмурной погодой. По серому фону неба бежали тёмные тучи, орошая окрестные поля зарядами дождя. В ожидании более-менее продолжительного «окна» между ними мы успели, не торопясь, позавтракать и собраться, и теперь думали невесёлые думы о дальнейшей дороге… 

В прошлом году до усадьбы Пашковых в Верхнем Талызине добраться не получилось: тогда нам пришлось развернуть маршрут буквально на 90 градусов и повернуть в Ветошкино, не доехав даже до Болдина. И теперь нас словно что-то не пускало туда, хотя вот оно, Талызино, совсем рядом! Почему?! 

Дождь на время прекратился, и мы отправились в путь, покидая гостеприимную Богатиловку словно с неохотой. Дорога, плавно набирая 80 метров высоты, поднялась из низины на водораздел и перешла в одну из талызинских улиц. Село сохранило следы первоначальной планировки в виде гигантского круга, образованного крайними улицами. В центре его возвышается великолепный храм, построенный в конце XVIII века, как говорят, по проекту самого Баженова! Где-то рядом и усадьба потомков Александра Ильича Пашкова, получившего в приданое за женой крупную часть горнозаводского дела Ивана и Якова Твёрдышевых и Ивана Мясникова на Южном Урале и прибравшего к рукам Ветошкино… 

К кому логично обратиться с расспросами по истории села? Например, к настоятелю храма, который как раз оказался рядом. Дальнейшего развития событий мы не ожидали: священник стал «наезжать» на нас, всем своим видом выказывая враждебный настрой! Ничего не оставалось делать, как в состоянии полного разочарования поскорее покинуть негостеприимное село, не сделав ни единого фотоснимка, да к тому же и дождь начался снова. Вот и ответ на наш риторический вопрос… 

Не осмелившись проверить степень проезжести полевых дорог в условиях капризной погоды, заезд к Старцеву Углу отменяем. Дабы наше пребывание на этом краю родной области не прошло совсем уж впустую, решаем проведать главный исток моей любимой реки - Пьяны. Увы, начинающееся из небольшой ложбины узкое русло совершенно пересохло и заросло приболотной травой. Грустноватый пейзаж оживляют лишь живописные искусственные посадки елей… 

Попытка выбраться от истока на шоссе Сеченово – Ардатов напрямую, через поле, не удалась: защитная полоса кустарников оказалась совершенно непроницаемой. Для её обхода приходится пройти лишний километр по чёрному как уголь чернозёму высшей пробы, который к моменту выхода на автодорогу уже начал было блокировать колёса… 

Проехав 4.5 километра по обильно смоченному дождём асфальту, сворачиваем в поле. Оставив Наташу с велами, отправляюсь в пешую радиалку на ближайший холм. Три года назад мы установили, что абсолютная высота покрытого лесом холма около истока Пьяны составляет 252 метра и претендует на абсолютный максимум в пределах нашей области. Однако тогда осталась непроверенной ещё одна вершина… 

Сделав крюк по грунтовке и полю, оказываюсь на этой вершине, где спутниковый альтиметр моего Garmin Legend HCx показывает те же самые 252 метра. Предположив, что погрешность спутникового альтиметра в поле того же порядка, что и барометрического в лесу, можно утверждать, что высших точек Нижегородской области две! 

Возвращаясь, замечаю, что грунтовка полностью просохла, а небо начало светлеть. Это не могло не радовать – не только в связи с предстоящим межобластным «перелазом» в Чувашию, но и потому, что въезжали мы в родные места академика Алексея Николаевича Крылова. 

Учёный-энциклопедист, великий теоретик и практик кораблестроения, математик, физик и механик, инженер и педагог, обладатель высших наград, личность гигантского масштаба - А.Н. Крылов родился в 1863 году в сельце Висяге Алатырского уезда, на «симбирских тучных чернозёмах», и являлся представителем поистине «звёздного» рода! Отец его, Николай Александрович, сам человек неординарный, участвовал в подготовке крестьянской реформы 1861 года в Симбирской губернии. Дед А.Н. Крылова по отцовской линии Александр Алексеевич – подполковник Лейб-Гвардии Павловского полка, участник Отечественной войны 1812 года и заграничного похода 1813 года, штурмовавший Париж. Бабушка по линии отца – Мария Михайловна Филатова, дочь теплостанского и ромодановского помещика Михаила Фёдоровича Филатова и Елизаветы Ниловны Ермоловой. 

М.Ф. Филатов - родоначальник мощнейшего древа великих деятелей русской и советской науки. Среди его внуков – Нил Фёдорович Филатов, основоположник отечественной педиатрии, Дмитрий Петрович Филатов – основатель русской школы экспериментальной эмбриологии. Среди правнуков, кроме А.Н. Крылова – великий офтальмолог Владимир Петрович Филатов, великий физико-химико-биолог и психолог Виктор Алексеевич Анри, зоолог и биогеограф Борис Михайлович Житков. И это далеко не полный список… 

Е.Н. Ермолова – дочь Нила Фёдоровича Ермолова, дальнего родственника прославленного генерала, героя Отечественной войны и наместника Кавказа Алексея Петровича Ермолова. Н.Ф. Ермолов – помещик села Черновского, что расположено на Пьяне в 15 километрах от пушкинского Болдина и в 40 км от моего Ветошкина. В 1767 году Екатерина II, возвращаясь «по суху» из путешествия по Волге, посетила Черновское и пожаловала маленького Нила чином капрала. 

Мать А.Н. Крылова Софья Викторовна Ляпунова - двоюродная сестра трёх великих братьев Ляпуновых: математика Александра Михайловича, композитора Бориса Михайловича и филолога Бориса Михайловича. Её тётка, Екатерина Васильевна Ляпунова, была женой Рафаила Михайловича Сеченова – старшего брата великого физиолога Ивана Михайловича Сеченова, чьё имя носит с 1945 года теплостанская земля! 

Мало того, дочь А.Н. Крылова Анна Алексеевна была женой великого физика, академика Петра Леонидовича Капицы, и матерью двух замечательных сыновей - физика, ведущего программы «Очевидно-невероятное» Сергея Петровича Капицы и географа и путешественника Андрея Петровича Капицы (увы, скончавшегося 2 августа 2011 года)!!! 

За Княжухой шоссе ненадолго сливается с участком Московско-Симбирского тракта, по которому осенью 1833 года возвращался в Болдино из путешествия по пугачёвским местам Александр Пушкин. Позади остаётся поворот на Обуховку, через которую проходит современная дорога на Ардатов, и дорога, сузившись, сворачивает на Липовку. Тракт же накатанной в чернозёме колеёй уходит в солнечную Мордовию… 

В Липовке 2 августа 1863 году и был крещён Алексей Николаевич Крылов. Помещик Липовки – «классик» русской охоты Пётр Михайлович Мачеварианов, автор книги «Записки псового охотника Симбирской губернии», владелец 1200 десятин отменного чернозёма и большой усадьбы. При усадьбе, по «Воспоминаниям» А.Н. Крылова, находилась псарня с 300 борзыми – Пётр Михайлович занимался выведением собственной породы. К этому Мачеварианов относился настолько трепетно, что «профессиональными секретами» делился с немногими. Среди его конфидентов был Николай Петрович Ермолов – родственник черновских помещиков, владелец села Бритова (Пречистенского) в Арзамасском уезде, где останавливалась Екатерина II после Черновского, и также заядлый охотник. 

Мачевариановская псарня была распродана после смерти Петра Михайловича, а следов его усадьбы к настоящему времени не осталось. Не задерживаясь здесь, отправляемся… в Калифорнию! 

Деревня, упразднённая в 2007 году, от которой остались лишь заросшие сады, возникла, когда сестра отца А.Н. Крылова Наталья Александровна вышла за Ивана Ивановича Тюбукина. Им была выделена 14-я часть висяженских душ, которых переселили за 3 версты на «пустошь». Там же была построена барская усадьба, причём плотник из Висяги «немного» перестарался при устройстве модных тогда наклонных полов. Новообразованное сельцо по прихоти владельца получило на волне гремевшей в те годы «золотой лихорадки» название Калифорния, которое мужики тут же переиначили в «Канифоровку». Александр Иванович Тюбукин – сын И.И. Тюбукина, - был восприемником при крещении двоюродного брата-корабела… 

А теперь – самое главное: пришла пора посетить родное сельцо академика-кораблестроителя! Полевая дорога набирает высоту и выходит на гребень холма. Солнце по-осеннему просвечивает сквозь лёгкую пелену высоких облаков, а окружающие нас бескрайние сжатые поля без единого перелеска создают ощущение чего-то громадного, бесконечного – потрясающе! Наконец, справа показывается долина реки Мени с расположенными по её берегам сёлами, грунтовка начинает стремительный спуск, и вот мы уже сбрасываем скорость на въезде в Крылово – так называется Висяга с 1963 года, когда отмечалось столетие с рождения великого корабела. Здравствуй, Чувашия! 

Разумеется, нам хотелось непременно побывать в сельском музее, посвящённом знаменитому уроженцу Висяги. Дверь была заперта, однако житель ближайшего дома, откликнувшись на нашу просьбу, сообщил по телефону директору музея, что приехали гости. 

«Бывают странные сближения» - уже в который раз повторяю я пушкинскую фразу! Директор музея, Лариса Михайловна - двоюродная сестра Евгения Петровича Краснова, алатырского краеведа и пушкиноведа, уроженца соседнего села Мишукова, безвременно ушедшего из жизни в 2004 году! В уже далёком 2008 году в Интернете я нашёл две его статьи, написанных непростым, но очень добротным языком, выдававшим глубоко незаурядную личность автора.  

«ПУШКИН В АЛАТЫРЕ НИКОГДА НЕ БЫЛ»: осенью 1833 года из имения Языковых в Симбирской губернии поэт проследовал в Болдино не сворачивая с магистрального тракта. Этот факт, вкупе с крыловскими корнями Е.П. Краснова (его прабабушка по линии отца – внебрачная дочь Н.А. Крылова, а значит, единокровная сестра академика) и предопределил направление его исторических изысканий. А именно, поиск нитей «странных сближений», связывавших Пушкина с Алатырем косвенно, через дальних родственников академика Крылова и вообще личностей, когда-либо бывавших в этом сурском городе, с которыми соприкасалась линия судьбы гениального Поэта… 

Разумеется, хотелось отыскать и другие работы Краснова, но – безуспешно. Теперь солнце удачи засияло надо мной. Оказывается, в 2005 году, посмертно, была опубликована первая часть его исследований – сборник «Дороги 1833 года, или Бывают странные сближения (И снова Пушкин)» в двух частях. Весь тираж сборника, который можно было достать только здесь, в Крылове, к нашему приезду уже разошёлся среди предыдущих посетителей музея, однако поистине чудесным образом у родственницы Ларисы Михайловны остался последний экземпляр двухтомника. И вот он в моих руках.… Сказать, что я счастлив – значит не сказать ничего!!! 

Из всей достаточно скромной по размерам, но весьма интересной экспозиции музея, пожалуй, больше всего запомнились мне две работы Петра Егоровича Краснова - отца Е.П. Краснова. Первая – стоящий перед зданием музея бюст А.Н. Крылова (получивший, между прочим, похвальный отзыв внука академика - А.П. Капицы!). Вторая – картина, на которой изображены Алёша Крылов в детские годы с матерью Софьей Викторовной. 

Как рассказала Лариса Михайловна, в древности здесь, в Поменье, плескались воды моря. Вскоре после основания Алатыря в 1552 году, недалеко отсюда, на водоразделе Киши и Мени, возник сторожевой пункт, который и дал впоследствии начало Висяге. Где-то там прежде располагалась древняя Кишская крепость – русский форпост на тогда ещё чужих землях, упоминающийся в нижегородских летописях XIV века. Висяга, или Висловка, получила такое название оттого, что поселение словно нависало над небольшой речкой, впадающей в Меню. 

В XVIII веке Висяга принадлежала Нилу Фёдоровичу Ермолову, в начале XIX века перешла к его дочери Елизавете Ниловне Филатовой, а затем – в качестве приданого дочери Елизаветы Ниловны Марии Михайловне, бабушке академика. В 1864 году М.М. Крылова (овдовевшая в 1840 году), чтобы спасти имение от разорения, подарила его сыну Николаю Александровичу, которым тот владел 8 лет. В 1872 году, продав хозяйство висяженским крестьянам, Н.А. Крылов с семьёй переехал в Марсель, чтобы поправить расшатанное крымской лихорадкой здоровье. Там, на юге Франции, и начал учёбу Алексей Крылов… 

Усадьба Крыловых располагалась не на месте нынешнего музея, а на другом конце деревни, над оврагом. Сейчас там установлен памятник – якорь на постаменте в виде кораблика. К концу 90-х годов прошлого столетия в деревню были проведены асфальтированная дорога и газ. В этом году музею выделены средства на расширение тесноватого здания – совсем скоро, в 2013 году, - 150-летний юбилей великого земляка! 

Как бы ни хотелось узнать ещё и ещё об этих замечательных местах, но неумолимое время вкупе с начинающим снова хмуриться небом заставили нас собираться в путь. Поблагодарив за радушие Ларису Михайловну, отправляемся к берегам Суры… 

За речкой Висяжкой, немного поодаль от дороги, уводящей нас из Крылова, располагалось сельцо Ермоловка, где жил лихой и отчаянный «Валерий-разбойник» - Валериан Гаврилович Ермолов, троюродный дед А.Н. Крылова, переселившийся сюда из Черновского. Принято считать, что В.Г. Ермолов, в 1830-е годы ещё проживавший в болдинских пределах, является одним из прототипов Дубровского. Однако, как показал Е.П. Краснов в своих «Странных сближениях», упоминаний о визите Пушкина в Черновское к Наталье Ниловне Топорниной – двоюродной прабабушке А.Н. Крылова - нет даже в многочисленных письмах её потомков к родственникам – представителям филатовского древа… 

В Калифорнии мы побывали, а теперь снова оказались… в Соединённых Штатах – так называют в Поречье цепочку практически сросшихся друг с другом сёл, вытянувшуюся вдоль Мени. На разделяющих их коротких участках тихого шоссе дорога проходит под густыми кронами ив… 

В Семёновском, над которым возвышается огромный пятиглавый храм, заезжаем на родник. Перед нашим отъездом из Крылова его рекомендовала нам Лариса Михайловна, рассказав, что в летнюю засуху 2010 года он был спасением для всех окрестных жителей. И правда, вода в нём очень хороша!

Соседняя Антипинка также не обделена достопримечательностями: это ухоженная деревянная церковь и мемориал ВОВ с памятной доской уроженцам села герою СССР Н.Г. Безрукову и герою соцтруда В.М. Чулкову. 

Уже в сумерках проезжаем Анастасово, и на повороте к Порецкому обнаруживаем две достаточно необычных придорожных часовни, каких встречать раньше не приходилось. О причинах их появления мы узнаем завтра, а сейчас, переехав Меню, поднимаемся на взгорье сурского левобережья. По объездной дороге выезжаем на мост через Суру, и на правом берегу, уже в темноте, сворачиваем на грунтовки, ведущие к реке. 

Госпожа Удача снова демонстрировала свой изменчивый характер: нашему желанию встать у воды помешали звуки музыки из стоящего там авто с отдыхающими. Тем временем начался дождь. К моменту, когда, наконец, было найдено укромное место, он превратился в ливень, под которым, ругая себя за нерасторопность, нам и пришлось ставить палатку, а затем довольствоваться перекусом на скорую руку вместо полноценного ужина. К нашей трапезе решила присоединиться местная мышь (lenulka, привет!): зверь шуршал пакетами в тамбуре, и на попытки прогнать его не реагировал…

 

Место ночёвки Пруд в Богатиловке Окрестности Верхнего Талызина
Главный исток Пьяны Капли дождя Чернозём высшей пробы
Вторая вершина Нижегородской области Погода налаживается Московско-Симбирский тракт
В Липовке Калифорния Степь да степь кругом…
Здравствуй, Чувашия! Пруд в Крылове Музей академика А.Н. Крылова
Рабочий стол А.Н. Крылова (реконструкция) Письмо А.Н. Крылова П.Л. Капице, 1924 г. К теории непотопляемости
Барометр А.Н. Крылов с матерью Софьей Викторовной, художник П.Е. Краснов Памятник А.Н. Крылову, скульптор П.Е. Краснов
Здесь стоял дом Крыловых Дорога в Соединённые Штаты Семёновское. Вознесенская церковь 1813 г.
Родник в Семёновском Деревянная церковь в Антипинке Мемориал в Антипинке
Бахмутово. Часовня 1 Бахмутово. Часовня 2 Дорога Анастасово - Порецкое

 

День 3 

Субботнее утро встретило туманом, через который пробивались лучи яркого солнца. День начинаем с осмотра райцентра Порецкого района. Панорама села, над которым возвышается огромная 72-метровая колокольня Троицкого собора (самая высокая в Чувашии!), впечатляет с любой окрестной точки: и с правого берега Суры, и с моста, и с левобережного взгорья… 

История возникновения Порецкого напрямую связана с событиями, предшествовавшими Смутному времени. Уездный Алатырь был основан в 1552 Иоанном Грозным во время последнего похода на Казань, а здесь, в 50 километрах ниже по Суре, первые поселенцы появились спустя 40 лет. В 1591 году, после таинственной гибели в Угличе младшего сына Грозного, царевича Дмитрия, в народе началась смута, подогреваемая его родственниками против главного претендента на престол – Бориса Годунова. Расправляясь с зачинщиками, главных своих врагов – бояр и стрельцов, которым, обрив наголо, ставили клеймо на лбу, как государственным преступникам, Годунов отправлял в присурскую глушь. Так и возникло поселение Лобачёвка. Благодаря тому, что, расстраиваясь, поселение вытягивалось вдоль Суры, оно впоследствии получило своё настоящее название. 

Троицкий собор с колокольней, главная достопримечательность Порецкого, был построен в 1730 году крестьянином Артемием Кожиным – по легенде, счастливчиком, нашедшим богатый клад. В 1852 году владелица Порецкого и окрестных сёл Прасковья Ивановна Мятлева на свои средства расширила храм, а в 1856 году возвела высокую стройную звонницу, которая сейчас украшает герб района. Согласно плану реставрации, размещенному около собора, его здание в будущем должно вновь обрести высокий и массивный купол, и тем самым визуально «уравновесить» колокольню. К сожалению, увидеть головокружительную панораму Засурья с колокольни сейчас невозможно – все лестницы сломаны.

Помимо собора, в Порецком немало других замечательных образцов каменного строительства – это массивный дом Мятлевых, множество торговых лавок и купеческих особняков, богато украшенных кирпичным декором. На второй площади Порецкого, где установлен большой камень с запечатанным в капсулу письмом потомкам, в двух таких особняках расположены краеведческий музей и картинная галерея. Как у большинства музеев, выходной сегодня и здесь. Попытка найти заведующую не удалась – живёт она, как нам удалось узнать, рядом, но дома не оказалось никого. Что ж, это лишь повод вернуться сюда снова в будущем, а теперь пора полюбоваться природными красотами Поречья… 

Проехав на южную окраину села мимо скромной Петропавловской церкви, останавливаемся на пригорке, с которого открывается великолепный вид на Суру, неторопливо катящую свои воды далеко внизу. Чудесную панораму реки и её лесного равнинного правобережья, украшенную начинающими багрянеть вязами-ильмами, не портит даже ЛЭП, шагающая с одного берега на другой. Вдалеке над лесом виднеется бровка Красного яра – многометрового обрыва правого берега реки. 

Вдоволь насладившись видами и перекусом, отправляемся к следующей необычной достопримечательности – гипсовой шахте около села Анастасова, мимо которой мы проезжали накануне вечером. Разогнавшись на живописном спуске к мосту через Меню, правильный поворот пролетаем, в результате срезаем к дороге на шахту уже в гору, проложенным по крутому склону грейдером. Доложив охраннику о нашем желании увидеть изнутри крупнейшее месторождение гипса в Чувашии, дожидаемся прихода начальника, и получаем… отказ. Порецкая шахта, в отличие от Пешеланской, уходит вглубь почти вертикально и не оборудована для посещения посторонних. Единственная возможность попасть внутрь, по словам мастера, - получить профильное образование и устроиться к ним на работу. Поблагодарив его за интересное предложение, отправляемся в путь… 

Форсировать Меню вброд мы не решились – река неглубокая, но дно каменистое и очень скользкое, поэтому в Анастасово возвращаемся обратной дорогой. Проехав мимо двух уже знакомых придорожных часовен, сворачиваем в деревню Бахмутово, где обнаруживаем целый культовый комплекс: ещё одну часовню, небольшую колокольню, колодец-журавль, украшенный четырьмя небольшими куполами, и глиняную скульптуру Серафима Саровского в окружении гипсовых глыб с шахты. Увидев нас, хозяин ближайшего дома, Евгений, вышел и рассказал, что все часовни построены им на месте некогда существовавших дореволюционных (здесь их, действительно, было несколько). В Бахмутове находится его родовой дом, а сам он приехал из Ивановской области. Оттуда же – и несколько благотворителей, помогавших со строительством. Замечательный рассказчик, Евгений поведал немало интересного о своей жизни и духовных поисках, оставив самые положительные впечатления. 

Ветер, нагонявший с юга тучи, заставил нас поторапливаться: впереди – чернозёмный перелаз в Сеченовский район. Набрав воды из чудо-колодца и попрощавшись с Евгением, выезжаем из села по полого поднимающейся в гору накатанной грунтовке. Остаются позади долина Мени с Соединёнными Штатами и порецкая колокольня, и за перевалом открывается панорама долины речки Киши. Здравствуй, родная область! 

На въезде в Кочетовку становится ясно, почему полевая дорога, по которой мы только что ехали, обозначена на картах как дорога с твёрдым покрытием: мост через Кишу – типично шоссейный и заасфальтирован. Очевидно, шоссе Сеченово – Порецкое первоначально собирались построить здесь, но по каким-то причинам проект изменили и трассу проложили не напрямую, а в обход – через Мурзицы. 

В Кочетовке расположен остов каменного храма, украшенного декором из белого камня – надо полагать, из анастасовского месторождения. Построен он был упоминавшейся выше П.И. Мятлевой в 1822 году. Сгустившиеся тучи внезапно разражаются сильным дождём, и мы, уже промокшие, прячемся от стихающего дождя под крыльцом сельской библиотеки. 

Поплутав по сельским улицам, выбираемся на трассу, над которой выглядывает радуга. Следующая остановка – Митин Враг, где находится вторая сохранившаяся в Сеченовском районе деревянная Рождественская церковь, построенная в 1897 году. К сожалению, состояние её удручающее: крыша вместе с куполами провалилась внутрь, верх колокольни покосился. Однако ещё сохранились фрагменты великолепного резного иконостаса. Красивый был когда-то храм… 

Село расположено в тупике шоссейной дороги, поэтому до Ратова решаем срезать полями. Надеясь на то, что кратковременный ливень не успел основательно размочить чернозём, уточняем дорогу у водителя проезжающей мимо «Нивы». Накатанная сухая грунтовка, плавно спускаясь с холма, начала становиться всё более пластичной, и… как вы уже поняли, остановились мы в низине, застряв в качественных говнах. Драматизм ситуации, когда спасительный асфальт всего в полутора километрах, а вел с наглухо заблокированными грязью колёсами не сдвинуть с места, усиливала очередная надвигающаяся дождевая туча вкупе с наступающими сумерками. На извечный вопрос «что делать?» ответ нашёлся неожиданно. Поля, в которых мы застряли, были сожжены после уборки урожая. По гари, обладавшей значительно меньшей, чем у чернозёма, адгезией, велы уже могли ехать. Ура, асфальт!!! 

Поднявшись на взгорье, заезжаем в деревню Бегичево, чтобы набрать воды, и, уже в темноте, ставим палатку прямо в поле между Бегичевом и Ратовом, «спрятавшись» за одиноким деревом. Других вариантов просто нет. Дабы не привлекать внимание проезжающих мимо по дороге, заранее выключаем свет…

 

Туманное утро Паутинка Панорамы Суры с порецкого моста
На въезде в Порецкое Колокольня Троицкого собора (1856 г.) Так будет выглядеть Троицкий собор
Солнце прячется Дом И.П. Мятлева (1838 г.) Торговая лавка (XIX в.)
Дом купца Майорова (XIX в.) Торговая лавка купца Сенявина (XIX в.) Колбасная Борисова и жилой дом Городничева (XIX в.) - краеведческий музей и картинная галерея
Камень с наказом Петропавловская церковь (1816 г.) Вид на Суру с окраины Порецкого
Просторы Поменья Шахта Порецкая Гипс
Храм в Анастасове Серафим Саровский Культовый комплекс в Бахмутове
Святой колодец Евгений - строитель часовен в Бахмутове И снова родная область
Река Киша перед Кочетовкой Кочетовка. Троицкий храм (1822 г.) Митин Враг. Деревянная Рождественская церковь (1897 г.)
Остатки резного иконостаса Дорога Митин Враг - Мурзицы В чернозёмном поле

 

 

День 4 

Утро, встретившее нас кристально чистым небом и небольшим похолоданием, однозначно давало понять, что погода наладилась. Собираемся неспешно, дабы просушить палатку и вещи, промокшие ранее. Что же нас ждёт сегодня? 

Три года назад, во время поездки в Алатырь, я был в Ратове проездом, и от местных жителей слышал, что на окраине села есть необычный барский дом. Тогда, торопясь в Чувашию, заезжать туда я не стал. Пришла пора познакомиться со старинным селом поближе…

Небольшой деревянный дом, на крыше которого расположен ряд похожих на копья заострённых деревянных стержней, хорошо виден с дороги. Однако, для того, чтобы подъехать к нему, приходится сделать крюк через задворки сельской улицы и заросли терновника. Кирпичный фундамент дома уже привычно облицован белым камнем, внутри же сохранились старинные двери, паркет и лепные бордюры на потолке. Выступающий вперёд фасад дома смотрит на Суру – отсюда со взгорья открываются потрясающие виды на реку, расстилающиеся до горизонта леса на правом берегу, белеющий храм в соседнем Языкове и далёкую Шумерлю. С юга к зданию примыкают остатки небольшого сада. 

Наш молчаливый осмотр усадьбы был прерван появлением рабочего со строящегося рядом двухэтажного деревянного коттеджа, пришедшего закрыть барский дом. Это только подстегнуло нас найти кого-нибудь, кто мог бы поведать историю села. Первая же встреченная нами в центральной части села женщина отправила нас к Геннадию Михайловичу. И тут мы поняли, как невероятно нам повезло… 

Геннадий Михайлович Маланецкий – до недавнего времени учитель биологии (с 2010 года школа в Ратове закрыта и учеников возят в Мурзицы). С давних пор он увлекается исследованиями истории своего села, а его дом скорее похож на небольшой краеведческий музей. Кроме того, он очень талантливый фотограф: с простой «цифромыльницы» он получает завораживающие снимки красот природы и провинциальной жизни, достойные международных выставок. Его фотогалерея – абсолютное подтверждение тезиса, что снимает не техника, а человек! 

Обрадовавшись нашему приезду, Геннадий Михайлович пригласил нас на прогулку по селу. Вместе мы отправились обратно на «хутор» - так называется в Ратове место, где расположена усадьба, и вот что он рассказал нам: 

Геологические процессы в породах, слагающих сурское Поречье, завершились очень давно. Свидетельством этому – могучий слой чернозёма, накопленного за многие века, и не имеющего равных в нашей области. Первоначально здесь обитали мордовские племена, а во второй половине XIV века (Г.М. упоминает 1371 год) на берегах Суры стали появляться русские – монахи сначала Нижегородского Печерского, а позднее и Макарьево-Желтоводского монастырей. Так возникло селение Ратаевка, названная, вероятно, по имени первопоселенца (или первого владельца), позднее название трансформировалось в Ратово. Таким образом, Ратову сейчас, пусть и неофициально, около 640 лет!!! Утверждение же некоторых авторов, что Ратово было основано во время казанского похода Ивана Грозного и названо в честь стоявшей здесь царской рати, является вымыслом. В окрестностях села находили наконечники стрел, что говорит о сражении, имевшем место быть здесь в давние времена. 

Вместе с Грозным на Казань шли три брата Бурцевых, которым по завершении кампании царь пожаловал ратовские земли. Бурцевы и владели долгое время селом. Первая их усадьба располагалась там, где сейчас расположен дом Геннадия Михайловича. Во время пугачёвского восстания повстанцы схватили одного из тогдашних Бурцевых, отвезли в Алатырь и там казнили, а усадьбу его сожгли. После этого остальные Бурцевы перебрались на «хутор», где с того времени и стали жить помещики. Севернее и ниже по склону горы бьёт «помещичий» родник, заключённый в сруб, сделанный ещё в конце XVIII века. На «Вшивой горке» (бугре у поворота Суры) находили клад – предметы булгарского царства IX-X веков и елизаветинские монеты-«чешуйки». Возможно, пугачёвцы прятали там богатства, награбленные у помещиков. В последние времена здесь «поработали» «чёрные копатели»… 

После Бурцевых Ратовом владели Дурасовы – дед и бабушка сподвижника, биографа и «служки» преподобного Серафима Саровского Николая Александровича Мотовилова, который в детстве и юности воспитывался в ратовском поместье. Мотовилов был влюблен в сестру пушкинского приятеля поэта Н.М. Языкова – Екатерину, впоследствии вышедшую замуж за философа А.С. Хомякова. 

Н.А. Мотовилов – человек «почти святой», однако, как установили нижегородские архивисты (О.В. Букова, «Женские обители преподобного Серафима Саровского»), есть в его биографии и весьма противоречивые и отталкивающие моменты. Например, желание оставить за собой право добывать железную руду на земле, пожертвованной им дивеевским женским общинам и сопротивление объединению Казанской и Мельничной общин в одну, что привело к расколу в Дивееве при утверждении общины Синодом и выборе первой начальницы. Тем не менее, это не должно умалять его достоинств: людям свойственно ошибаться и заблуждаться… 

Последними владельцами «хутора» были Петровичи. Сохранившееся деревянное строение принадлежало им и являлось флигелем, в котором жила сестра помещика Николая Петровича – старая дева. На месте, где стоял несохранившийся главный дом, сейчас строит свою «усадьбу» один очень известный в прошлом эпатажный предприниматель. В последние годы Сура стала уже не та, что прежде: река мелеет и загрязняется пензенскими предприятиями. Большой песчаный пляж внизу был срыт сеченовским дорожно-строительным предприятием, что расположено около Мурзиц… 

Вторично осмотрев усадьбу, заглядываем к ратовскому «собирателю древностей» Владимиру, у которого хранятся фрагменты иконостасов, старинных икон и глиняной посуды, фотоснимки деревянных храмов в Митином Враге и Калиновке, сделанные более 10 лет назад. 

За увлекательными рассказами Геннадия Михайловича промчалось незаметно полдня. В качестве финального штриха прогулки нас пригласили на сытный обед к недавней коллеге Г.М. по преподавательской деятельности – учительнице физики Алевтине Ивановне. Огромное спасибо за гостеприимство!!! Прощаемся, пообещав непременно приехать в следующем сезоне, и, сфотографировав напоследок старинную церковь, выезжаем из Ратова в половине шестого(!) вечера. Нас ждёт дорога в Сергач… 

Полные ещё нерастраченных сил, половину дистанции по довольно холмистому шоссе - до пильнинского моста через Пьяну - преодолеваем с лёгкостью, и успеваем к невероятно красивому закату! Любуясь, как интенсивные цвета малинового варенья, отражающиеся в реке, переходят в цвета побежалости, а затем бледнеют, перекусываем и одеваемся теплее. Спускается ночь и, включив фонари, мчимся дальше... 

Поначалу равнинное, шоссе по мере приближения к Сергачу становится всё более холмистым, но тем и хороша ночь, что от дороги уже ничего не отвлекает, и остаётся одно желание – поскорее добраться до конечного пункта. Наконец, под восходящей луной открывается море огней. Вокзал проезжаем за полчаса до прихода экспресса, который завтра в 6 утра повезёт нас домой, вот и снова знакомая стоянка… 

ПВД успешно завершён! И пусть вначале нам не очень повезло с погодой, да и инцидент в Талызине не из приятных, но всё последующее – и замечательные люди, с которыми довелось встретиться, и потрясающей красоты природа – в полной мере позволяют завершить повествование восклицательным знаком. Наша Велоосень продолжается!

 


 

Ясное утро Сура в Ратове - 1 Лесное Засурье
Вид на с. Языково Терновник С Геннадием Михайловичем
Сура в Ратове - 2 Флигель усадьбы Петровичей Флигель - фасад
Остатки сада на хуторе Крыльцо флигеля Белокаменный фундамент
Лепной плафон Старинный паркет Старинная дверь
Старинная печная заслонка Барский родник Виды с хутора
Артефакт Гуси-лебеди Капкан для медведя (экспонат Г.М. Маланецкого)
Ратово. Вознесенская церковь 1792 г. В Красном Острове Часовня в Левашовке
Шоссе Пильна - Порецкое Перед закатом Закат на Пьяне - 1
Закат на Пьяне - 2 Закат на Пьяне - 3 Карта


автор: X-man


Поделиться ссылкой:

 Мнения и комментарии
светлана мешалкина  06.10.2012 23:25
прочитала, как на родине побывала-я из Богатиловки, а где только не жила-и в ГДР, и в Инте, а сейчас в Переславле-Залесском..Как воды напилась из родника.Спасибо Вам. Пишите еще.
Немцов  26.06.2012 21:32
Перечитал и ужаснулся: сплошные опечатки. Прошу прощения. И все-таки - как связаться с кем-нибудь из авторов сайта? Моя почта susam@yandex.ru
Немцов Юрий  26.06.2012 16:35
Здравствуйте! Я работаю на нижегородском ТВ. Мегя очень заинтересовали вши матералы. Как бы с Вами связаться? Немцов Юрий Львович, гл. ред. публицистических программ ННТВ 413-91-84

Добавить комментарий
Обновить


 Copyright © 2003 Велосипедный Нижний  Поддержка онлайн (ICQ): 59592562  
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода Graphit Powered by TreeGraph