Смотреть видеогалерею Соревнования: прошедшие и предстоящие Путешествия
Меню

Авторизация

Поиск

Статьи
Правила передвижения в колонне велосипедистов

Данная статья посвящена правильному поведению велосипедистов при езде В КОЛОННЕ. При этом ЕЗДА В КОЛОННЕ применяется, как правило, в городе и на относительно оживленных магистралях. При езде по грунтовым дорогам или по асфальтовым дорогам, где машины ездят раз в полчаса применяются совсем другие приемы езды, рассмотрение которых не входит в эту статью.



Фото из путешествий
Переходим ручеек

 В Приочье, на Бушуй
Старт: 2010-09-13 10:00
Маршрут: Арзамас – Ивановское – Б.Череватово – ур.Бушуй – Каврез – Канерга – Челатьма – Илёв – Полупочинки – Дивеево – Глухово – Арзамас

Дистанция: 215 км.

Время: 3 дня

Участники: paramon, lenulka.

GPS track


В Приочье, на Бушуй

Знойным летом 2010 г. горело Приочье. И сгорело. Большой поход в империю Баташёвых – в "золотой" век Приочья – пришлось отменить. Однако за прошедшее лето мне посчастливилось приоткрыть для себя завесу тайны над одним из заводов "серебряного" века Приочья, эпохи Лессингов.

"Бушуй". Так необычно назывался чугунолитейный завод недалеко от Дивеева. В огромной массе краеведческих изданий по истории Приочья о нём лишь вскольз упоминается. И только. Где располагался этот завод, в какие годы функционировал и почему так странно его называли – вопросам не было конца. И вот, проведя увлекательное исследование материалов, которые удалось найти, и сопоставив полученные данные, я установил местонахождение завода, в каком году он начал работать и смог ответить на давно мучавший меня вопрос: откуда, по сведениям старожилов д. Каврез, что в Дивеевском районе, давным-давно там была узкоколейка, по которой ездили в Выксу?!!

Ещё обязательно хотелось побывать в Илёве. Здесь также работал литейный завод, и на местном кладбище стоят отлитые местными мастерами своим коллегам-металлургам чугунные надгробия высокой художественной работы.

И вот пришла очередь практической части исследования – осмотра местности и опроса старожилов...

День 1, «На Бушуй».
Второй ПВД «Велоосени-2010» стартовал на следующий день после её открытия. Переночевав в родном Арзамасе, утром пытаюсь встретиться с lenulk’ой, прибывшей на первой электричке из Нижнего. После нескольких звонков друг другу мы нашлись…уже не в городе, а в Выездном! На радостях минут 10 просто стояли и делились впечатлениями от прошедших выходных. Опомнившись, что пора бы ехать, стартуем!

Участок до Ореховца в 19 км. одолеваем за 52 минуты и встаём на небольшой перекус, чтобы заодно обсудить предстоящий маршрут: памятуя о вчерашней грязи, не хотелось увязнуть в ней снова. Решаем ехать по дороге-дублёру дивеевской трассы.

Первая достопримечательность на нашем пути – село Ивановское, где мы уже были в прошлом году. Но тогда, под покровом велооосенней ночи, рассмотреть великолепный пятиглавый храм, сложенный из красного кирпича, не удалось. Рядом с храмом расспрашиваем местную жительницу о здешней школе. Школа работает, а вот в соседнем Коннове в этом году школу закрыли, и ребятишек возят сюда. А ещё от неё мы получили обнадёживающие сведения, что вчера, в отличие от Арзамаса и Нижнего, осадков здесь практически не было!

За Круглыми Панами нам предстояло узнать: проедем мы прямо на Череватово по грунтовке или придётся делать крюк через Дивеево. Грунтовка к нашей великой радости оказалась совершенно сухой, и мы рванули по ней…

Петляя по долине между двух холмов под лучами показавшегося из-за рассасывающихся вчерашних облаков осеннего солнца, мы достигли места, где раньше стояло село Силёво: перед нами геометрически правильных очертаний пруд, облюбованный рыбаками и пригоняемым сюда стадом, по сторонам бывшей улицы плодово-ягодные кустарники, у пруда фундамент церкви и сельское кладбище. А вот и находка: чугунный литой столб, когда-то стоящий в звене ограды!!! Моей радости не было предела, ибо это была первая – непредвиденная – встреча с немузейным образцом местного литья!!! Подкрепившись спелым терновником, отправляемся в Б.Череватово, где нам предстояло изучить фольклорное наследие «Бушуя»…

Наша грунтовка перешла в бетонку, которая ведёт от бывшего скотного двора в село. Взобравшись по неимоверно крутому подъёму из долины и сразу оказавшись в Череватове, с вершины холма мы увидели сияющие золотом купола Серафимо-Дивеевского монастыря. Отправляемся на поиски «языка». Довольно быстро обнаруживаем на завалинке живописных деда с бабкой. Как мы узнали позже, место это называется Поповка, потому что в старые времена здесь, около пруда, стояла церковь, рядом с которой, разумеется, жил поп. Здороваемся, приступаем к расспросам… Итревьюируемые оказались коренными местными жителями, однако кто-то из них явно «окал» по-нижегородски, а кто-то «акал» по-московски:) Итак, вот их рассказ…

Название села связано с двумя якобы жившими здесь в прежние времена племенами – одно Чери, другое Ваты. Издавна местные жители занимались гончарным промыслом, добывая в окрестных оврагах глину замечательного качества. Туда-то, на «белую глину», свезли зачем-то деревянную церковь, что стояла здесь же, на Поповке. Недалеко от села есть вершина с родником Камалей. Заводом, расположенным рядом с Череватовом, владел некий Бушуй – то ли царь, то ли директор. В общем – начальник. Здесь вынимали руду. Двоюродная сестра матери нашей бабушки (род. в 1907 г.) ходила на этот завод «сеять крошку». Была узкоколейная железная дорога (её помнят), вела она с Бушуя в сторону Маёвки. Оборудование завода, закрытого неизвестно когда, увезли в Первомайск. Пруд на Бушуе появился позже, для коровьих нужд…

Бабушка бывала в ещё не закрытом Сарове, куда ходила перед войной то ли в гости, то ли на моление. Многие череватовцы сейчас работают там. Также мы узнали, что недавно в Череватово приезжала праправнучка местного священника В.К. Владимирского, о котором я расскажу чуть позже. Приезжала она на очень дорогой и хорошей машине, «лучше иномарки»:) Выяснив, что домашнее молоко можно купить у продавщицы, мы заспешили в магазин.

В магазине купили еды с запасом, на полтора-два дня, а вот за молоком, помявшись, нас послали…к конкурентам, потому что продавщица торговала им банками, а своей тары у нас не было. В доме напротив нам не только продали молока (40 руб. за «полтарашку»), но и картошку с морковкой, зелёным луком и укропом прямо с грядки! И тут мы обнаружили ещё один верный признак близкого доменного производства: амбар, к которому мы прислонили наши велосипеды, оказался сложенным из больших кусков заводского шлака!!! Ликованию моему не было ни границ, ни меры! Но после вопроса о Бушуе нас опять послали, на это раз в библиотеку. Библиотекарь оказалась выходной, и мы отправились к ней домой по…шлаковому грейдеру!!! Прямо не село, а заводской посёлок!

Библиотекарь оказалась женщиной очень приветливой, и мы услышали ещё один интересный рассказ…

Череватовцев никто не порол, не убивал, не продавал – никогда здесь не было помещиков, они были государственными, в отличие от жителей окрестных селений. Зарабатывали отхожими промыслами: рыли колодцы, копали и возили руду, добывали глину, ходили баржи тянуть. Одна часть села называется Русью: есть Ближняя Русь, есть Русь Дальняя! В центре села, у пруда, стояла церковь, при ней было кладбище. Эта местность называется Поповкой. Затем кладбище перенесли за село, и на том кладбище находилась деревянная скульптура Христа, вырезанная местным умельцем. Бабульки её наряжали на праздники. За селом находится родничок Камалей – «живая» и «мёртвая» вода. Есть поверье, что если человек сильно заболевал, то один из его родственников шёл туда за водой, сохраняя молчание. И если в это время в село входил другой человек, то больной выздоравливал, а если выходил – наоборот. Жители Череватова «окают», а Маёвки, тяготеющие к Дивееву, уже «акают». Из Череватова, с Руси, два героя СССР! Чугуноплавильные заводы работали на Бушуе и в Князь-Иванове (Маёвка). Бушуй был начальником, по его имени и назывался завод. Сейчас Бушуй – это местечко, где находится одноименное озеро. Закрыт завод был, скорее всего, до революции. На Поповке, на месте старого кладбища, лежит чугунная плита на могиле местного жителя Куракина.

Поблагодарив библиотекаря за содержательный рассказ, отправляемся на поиски Камалея. Вместо обещанного полукилометра мы проехали чуть не три, уже отчаявшись добраться до родничка, но добрались. Из-за аномальной летней засухи воды в ключе не оказалось, но само место понравилось. Вернувшись в село, находим на Поповке плиту, наверняка отлитую на одном из местных заводов! Здесь же распиваем «полтарашку» молока с печеньем. Близился закат, и мы, основательно напитавшись обильной информацией и намозолив глаза всему селу, наконец-то отправились собственно на Бушуй. По дороге заехали ещё раз за молоком, где нас встретили как старых знакомых, предложили на выбор парного или холодного молока и пригласили назавтра зайти ещё.

Переехав трассу Ардатов – Дивеево, продолжаем следовать по грунтовой дороге, бывшему торговому тракту Арзамас – Шацк, на запад, навстречу заходящему солнцу. Справа от дороги вот-вот должны были появиться объекты, которые я обнаружил, рассматривая этот район в maps.google.ru, и идентифицировал как «дудки». Вот они – расположенные в вершинах правильного шестиугольника оплывшие от времени колодцы-шахты, из которых вынимали железную руду. Необыкновенное по красоте зрелище! С большим удовольствием осматриваем рудник и замечаем, что внутри каждой «дудки» сформировался свой микробиоценоз! Последние минуты светового дня ушли на обзор Бушуйского пруда. Взглянув на него, возвращаемся к «дудкам» и ставим палатку в одной из них:) Стемнело. Развели костёр, поужинали супом из свежих овощей с тушёнкой, запили его парным домашним молоком и легли спать…

«Сны о Бушуе».
Пока мы отдыхаем в «дудке», я расскажу о двух своих небольших краеведческих открытиях, сделанных уже по возвращении с похода. Итак, согласно всем современным печатным источникам, известным мне, и устным преданиям, Бушуй – реальный человек, главный на чугунолитейном заводе близ Череватова, с которым рабочие непосредственно могли иметь дело. Действительно, «фамилию Буш (а не Бушуй) носил Илёвский доменный мастер, немец по национальности, который позднее работал цеховым мастером на Выксунских заводах». Но сразу по возвращении с Бушуя мне наконец-то удалось познакомиться с очень интересной статьёй священника села Череватово В.К. Владимирского «Ардатовские дудки», вышедшей в 1880-х годах в 8 томе «Нижегородского сборника», ещё до открытия в 1893 г. завода на Бушуе. Читаем: «Чугунная руда – товар – не лежит сплошным слоем на одном каком-нибудь месте, а разбросана гнёздами… Этим рудным местностям есть, обыкновенно, особые имена, например … Пьяный, Бушуй и т.д.» Итак, вопреки устоявшемуся мнению, нужно констатировать факт, что «Бушуй» – не больше не меньше, а название рудника! И не с закрытого ли в период Революции завода в Выксе появилась фамилия Бушуевых?..

Кстати о рудниках. Долго после поездки меня терзали серьёзные сомнения насчёт обнаруженных шести слишком правильно расположенных и необычно крупных «дудок». И неспроста! У кого всё параллельно и перпендикулярно? Ага, у военных! А что могли делать военные под Дивеевом? Точно – охранять Саров, то есть Арзамас-16, а может тогда он ещё назывался Кремлёвом! Лезу в интернет – и вот он, ответ! Чуть раньше нас, в начале лета саровские краеведы обнаружили подобные артефакты под Кошелихой и также не сразу отыскали разгадку: «скорее всего, мы действительно нашли позицию одной из 32 автоматических зенитных 57-миллиметровых пушек, входивших в состав отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, который с 1952 по 1958 годы охранял наш «Объект»! Но, ещё порывшись во всемирной сети, я обнаружил, что наши «дудки» скорее похожи на (запасное?) место дислокации более современного и совершенного оружия – на подвижный зенитно-ракетный комплекс С-75, принятый на вооружение в СССР в 1957 г.! Действительно, «загадок на наш век хватит»!

День 2, «От Бушуя до Илёва».
Проснувшись почти с восходом солнца, мы обнаружили, что всё поле (а оно никогда не вспахивалось из-за обилия вынутой за многие годы породы) усыпано ювелирной работы паутинками. Искусно сплетённые представителями местной фауны и поблёскивающие в лучах поднимающегося над горизонтом солнца разноцветными капельками утренней росы они предвещали, что новый день будет ясным и тёплым!

От «рудника» рукой подать до озера – туда я и сбегал, чтобы помыть котелок после вкусного и сытного овсяного завтрака. Вдоль дороги тут и там попадаются фрагменты шлака – вернейший признак доменного производства! Около пруда пытаемся обнаружить хоть какие-то следы существующей 100 лет назад здесь узкоколейки (в чем уже не оставалось ни малейшего сомнения!). Нет, как нет. Средних лет пастух про бывшую здесь железную дорогу даже не подозревал. Рыбаков, которые на пруду, похоже, не переводятся, тревожить не стали. Сфотографировались на коренных шлаковых отвалах, в непосредственной близости от которых дымили две Бушуйские домны, и направились по единственной подходящей грунтовке в сторону Кавреза. Думалось, что мы едем по или вдоль когда-то существовавшей линии (хотя её направление определённо никто из череватовцев нам указать не смог), но это была не более, чем догадка…

Каврез – небольшой посёлок, прямые улицы («порядки») которого образуют в плане квадрат. В поисках старожилов мы побеседовали с молодой женщиной, которая поведала любопытную версию о происхождении названия посёлка. Давным-давно (возможно, во время пугачевского бунта) здесь якобы дислоцировался отряд солдат – «КАВалерийсикй РЕЗерв». Также она уверенно подтвердила, что рядом с посёлком проходила узкоколейка и показала на ряд старых берёз на горизонте. Хороший знак! За остальными же ответами на наши многочисленные вопросы она посоветовала обратиться к бабе Рае: «Если она не ушла за грибами, расспросите её». Отлично!

Увы, бабы Раи дома не оказалось – правда ушла за грибами. И мы отправились на бывшую узкоколейку, к берёзовой аллее на холме. Здесь, при пересечении нашей грунтовки, ведущей в Канергу, с «выемкой» бывшей линии, сомневаться не приходилось: это она – полулегендарная узкоколейка, упоминаемая здесь и здесь, идущая неизвестно откуда и ведущая неизвестно куда!!! Хотя…сейчас уже с трудом верилось, что она идёт не с Бушуя! Лена предоставляет мне ЖПС-навигатор, чтобы я смог, прогулявшись по великолепно сохранившемуся участку линии, зафиксировать её направление.

В сторону Бушуя выемка явно прослеживается на 600 метров, а потом растворяется в поле. Было очень интересно проследить линию в противоположном направлении. lenulka, очень лояльно отнёсшаяся к моему специфическому увлечению, осталась при велосипедах на дороге принимать солнечные ванны. В эту сторону выемка не такая явная, сильно заросла кустарником. Продираясь через него, обнаруживаю яблоню-дикарку с вкусными спелыми плодами, с которыми возвращаюсь на дорогу. И в этот момент на горизонте с корзиной наперевес показалась баба Рая!!! Вот ведь везение! Представляемся, начинаем расспрашивать…

Мы действительно стояли на железной дороге, которая вела с Курихи на Бушуй, где работал чугунолитейный завод, хозяевами которого были австрийцы! В революцию заводы на Бушуе и в Маёвке сожгли. Также через Каврез проходила гужевая Барская дорога, по которой в «тройках» возили господ. В центре посёлка, в большом здании, размещались школа и клуб. В Каврезе заготавливали корма для скотины. Утром заводили тарктора, косили, в обед сушили, часа в 4 тюки тюковали, а до 9 возили их на ферму. Жили богато. Сейчас вся молодёжь разъехалась. Каврез – как Организация Объединённых Наций – народ сюда съехался со всех деревень: с Канерги, с Полупочинок, Сатиса... Кладбища здесь нет, хоронили каврезцев в родных их сёлах.

Что ж, замечательно! Ситуация с узкоколейкой разведана, мои теоретические выводы оказались верными! Кстати, по сведениям бабы Раи, дорога с Курихи вела на Кулебаки!!! Это косвенно подтверждает предположение, что Выксунская система УЖД была связана с Кулебакской! По отличной полевой дороге едем в Канергу. История местной церкви сама по себе любопытна, а ещё имеет самое непосредственное отношение к местам, которым мы посвятили нашу экспедицию: Каврезу, Канерге и Илёву! Об Илёве, кстати, со слов б. Раи, в её времена ходила слава разбойного села. Итак…

Жители села Каврез в пугачёвские времена отличались непокорством и дерзким поведением по отношению к своей помещице. Как ни старалась она приструнить своих мужиков – даже вызывала «команду», отряд солдат – ничего не получалось. Вот и продала она в 1783 г. всю деревню на вывоз. Жителей купили Баташёвы, предполагая искоренить непокорство каврезцев расселением их семей по разным своим заводам. Основную же их массу они поселили при только что пущенном Илёвском заводе (там каврезцы долгое время жили обособленно и, похоже, как раз они обеспечили дурную славу всему селу!). Церковь же была перевезена в соседнюю Канергу, которая с того времени стала именоваться селом. И Каврез с тех пор запустел и перешёл в разряд урочища, о котором рассказывает в своей статье «Кавресь» уже знакомый нам священник В.К.Владимирский.

На подходе к Канерге, в поле у меня спустило колесо. Прокол обнаружить никак не удавалось, а новые камеры насос отказывался накачивать. В надежде обнаружить дырку в водах одноименной речушки – благо недалеко – иду пешком в село, в центре которого синеет колокольня недавно отреставрированной церкви при ските Дивеевского монастыря. Увы, речка пересохла! Ленулька уезжает на поиски магазина, а я продолжаю решать проблему прокола. Наконец-то колесо удаётся накачать, а Ленулька привозит известие о том, что магазин сегодня уже закрыли, а продавщица живёт в соседней Михеевке. Значит, будем дотягивать до Илёва… На прощанье заезжаем на святой источник на окраине села. Здесь набираем вкуснейшей воды на ужин, окунаемся в купальне и поспешно выдвигаемся на Илёв: приближался вечер…

От Канерги в сторону Крутцов сначала накатанная дорога становилось всё глуше. В результате перед самими Крутцами нам пришлось по азимуту продираться через высоченные заросли иван-чая. Минуя Челатьму (где получили обнадёживающие сведения о состоянии дороги на Илёв), до Владимировки добираемся быстро по сносной грунтовке. Деревня едва угадывается по нескольким старым домам в поле. Она, как и соседняя Спасовка – выселки из Малого Череватова. Почва здесь пустая, и жители, рассказывают, в конце 19 века просили хозяев Илёвского завода, которому принадлежали не используемые плодородные земли в урочище Каврез, совершить взаимовыгодный обмен: здешние пески вполне подошли бы заводской конторе для посадки леса, являющегося топливом на заводах.

За Владимировкой на всякий случай уточняем маршрут у бабульки, собирающей грибы. Узнав, что нам надо на Илёв, она сразу указала нам дорогу, прибавив, что, мол, по «Сате» езжайте и никуда не сворачивайте. Старая большая дорога, обсажанная берёзками и обрытая канавами, называется, как мы смогли разобрать бабушкины слова, «Сата». По ней мы и поехали, лишь изредка слезая с велосипедов для перехода через упавшие сучки. Густые кроны деревьев ускорили наступление сумерек. Через полчаса ночной дороги мы достигли пересечения с магистральной веткой узкоколейки Выкса-Димара-Куриха-Илёв. Я отправляюсь по насыпи до бывшего моста через ручей, русло которого оказалось заполнено сухим песком… Прихваченная из Канерги вода будет очень кстати! Ставим лагерь немного в стороне от дороги. Завтра мы будем в Илёве!

День 3, «История, отлитая в чугуне».
Выпив на рассвете чая, в 9 часов отправляемся в Илёв, планировка которого – от главной площади веером разбегаются несколько прямых улиц – однозначно намекает, что село это явно необычное! Вот и шлак, покрывающий несколько улиц, продолжает нас в этом убеждать!

В центре, на берегу одного из двух огромных прудов, на Базарной площади, возвышается, как и на Выксе, великолепный храм (1785 г.) с четырёхъярусной колокольней. Рядом – аллеи бывшего парка. Тут же магазин, типичное сельпо. И опять удача – продавщица торгует молоком, уже разлитым по бутылкам! Одну «полтарашку» – а стоит она здесь всего 25 руб., верный признак сегодняшней отдалённости Илёва от цивилизации – распиваем тут же, закусывая свежайшим вознесенским батоном; вторую берём на дорогу. В магазине интересуемся здешними достопримечательностями. Нами тоже интересуются – один из местных вызвался добыть для нас ключи от закрытой на замок колокольни. В Илёве храм в лесах, с новыми железными дверьми. Ключи хранятся в одном из домов у приезжих, которых местные кличут монахами. Откуда они появились в Илёве лет десять-пятнадцать назад толком никто не знает. Здесь они образуют прямо-таки отдельную колонию, живут в самых добротных домах, у многих хорошие машины… Ни Пётр Николаевич, ни мы сами ключей не добыли (нас реально вежливо посылали из одного дома в другой). Зато в процессе поиска ключей мы познакомились с бывшей учительницей, директором местной школы, представителем большой педагогической династии, продолжающейся и поныне. Побеседовать с ней удалось на ходу, она торопилась по делам на почту, но предложила оставить адрес, чтобы прислать по почте свои сведения о родном селе. На прощание дарим ей наш календарик с моим домашним адресом. Всего через две недели удивленные родители (а я запамятовал их предупредить о возможной корреспонденции) сообщили, что на моё имя ко мне в Выксунскую резиденцию пришло толстое письмо из Илёва от Мироновой Т.И.!!! «Письмо Татьяны предо мною…» К сведениям из письма я добавил рассказы других местных жителей, а также данные из различных печатных источников.

Илёвские чугунолитейные заводы – Верхний и Нижний – возникли в 1771 г. в результате приватного договора Баташёвых с членом Дворцовой канцелярии Рознатовским, на имя которого были оформлены земли, имущество и купленные к двум вновь построенным заводам крестьяне (по указу от 1762 г. запрещалось лицам недворянского состояния покупать крепостных, но вследствие такой уловки новая необходимая рабочая сила была приобретена недворянами Баташёвыми вместе с заводами!). На Верхнем заводе стояла доменная печь о двух горнах, в которой выплавлялся чугун, из которого тут же отливали военные снаряды, котлы и горшки, а в молотовых фабриках Нижнего завода выделывалось железо полосовое, связное, строительное и прочее. Руду к домне подвозили гужевым способом – на лошадях сначала из окрестных рудников, а после их истощения – с Бушуя.

После смерти А.Р. Баташёва заводы всё чаще стали испытывать экономические трудности, в результате они были проданы с торгов и вошли вместе с соседним Вознесенским заводом в «Общество Шиповских Горных Заводов». После очередного кризиса предприятия перешли к «Акционерному Обществу Коломенского Машиностроительного Завода», возглавляемому Струве, но ситуацию поправить уже не удалось. Сто лет назад, в 1910 г., Илёвский чугунолитейный завод был окончательно закрыт, и многие жители стали уезжать на соседние заводы в Выксу и Кулебаки. Оставшиеся рабочие получили земельные наделы, по зимам уходили на заработки: валили лес, вывозили древесный уголь, гнали дёготь. Несмотря на закрытие завода, Илёв, по численности населения (3053 человека в 1859 г., 5838 чел. в 1915 г.) уступавший в уезде лишь Выксунскому заводу (5384 и 14725) и – после ввода в эксплуатацию в 1868 г. – Кулебакскому (600 и 9088), продолжал оставаться крупным поселением и претендовал на статус райцентра. Но в 1930 г. посёлок постигло страшное бедствие: сильнейший пожар в один миг уничтожил 150 домов, школу, медпункт, магазин и все базарные постройки…

С тех пор Илёв окончательно превратился в рядовое село, сохраняя признаки небольшого городка в своей чёткой планировке, нескольких аллеях старого парка и великолепной церкви с колокольней, украшенной чугунной плитой-летописцем местного литья. В 1992 г. в Илёве проживало 340 человек, в начале 2009 г. – всего 228. Школу закрыли, около десяти ребятишек отвозят в соседнее Нарышкино на ученической ГАЗели…


В поисках чугунного литья мы отправляемся на кладбище. Да-да, именно там предполагалось обнаружить шедевры местного производства. Проехав по плотине Нижнего пруда и полюбовавшись панорамами Илёва, безумно напоминающими великолепную Выксу, приступаем к исследованию чугунного наследия заводов. Мы обнаружили более десятка замечательных надгробных памятников всевозможных конструкций: горизонтальные чугунные плиты, монументы в виде усечённых пирамид, цилиндрические надгробия, завершающиеся чугунными же крестами… В основном такие основательные монументы устанавливались или рано умершим родственникам (видимо, в знак выражения особенного горя по скорой кончине близкого человека), или уважаемым на заводе людям, как бухгалтеру завода Г.Е. Веселкову. Все памятники датируются 1886 – 1910 годами, подтверждая дату закрытия завода. И лишь один установлен в 1914 г. и был отлит, вероятно, уже на другом литейном заводе (но каком???).

На прощание купаемся в Верхнем пруду (а водичка-то бодрит!) и в 13:30 отправляемся в сторону Дивеева по бывшему тракту Шацк – Арзамас. Какая-то чудо-техника настолько здорово утрамбовала песчаную дорогу (причём здесь не две колеи, как обычно на просёлке, а настоящая полоса!), что мне удавалось почти всё время ехать по ней на своих хорошо накачанных сликовых покрышках 700*35! Пересекли уже знакомую нам узкоколейку и остановились на развилке. Наш песчаный тракт круто, почти на 90 градусов забирал вправо, а налево, не сильно отклоняясь от нашего генерального направления, уходила лесная грунтовка. Поехали по ней и упёрлись в овражек без моста… Возвращаться на тракт не стали, переправились через препятствие и оказались на просеке с ЛЭП, вдоль которой продолжала идти прилично заросшая грунтовка. Просека выходила на нужное нам шоссе Челатьма – Дивеево, и мы отправились по ней. Перемещались в основном пешком, но ближе к асфальту, после того как свернули с просеки в лес, смогли уверенно ехать.

В 16 часов мы были уже на площади перед знаменитым Серафимо-Дивеевским монастырём. Посещение святыни не входило в наши планы, поэтому подкрепляемся мороженым и на выезде из села готовим чай на горелке, решив не торопиться в Арзамас на 19-часовую электрику. Здесь я понял, что затемпературил, отчего пришлось ехать по любимой мной скоростной трассе Дивеево-Арзамас в щадящем темпе, потратив на последний участок маршрута вместо штатных 3 часов на полчаса больше. Тем не менее, в Арзамасе успеваем по очереди посетить магазин и прибываем на вокзал, сопровождаемые поджидавшим нас в городе X-man’ом, почти за полчаса до электрички. Без спешки покупаем билеты и на «казанском экспрессе» отправляемся в Нижний Новгород.


 

Ивановское. Церковь Иоанна Предтечи (1866 г.) Силёво. Литьё в полях
Б.Череватово. Пруд на Поповке Б.Череватово. Покровская церковь Камалей
Б.Череватово. Погреб из шлака Б.Череватово. Грейдер из шлака шлак
дорога на Бушуй дудки, панорама дудки, крупный план
С-75 пруд Бушуй палатка в дудке
паутинка выемка УЖД Бушуй-Куриха поле около Кавреза
lenulka Канерга. Спасская церковь Сата
просека УЖД Выкса-Куриха-Илёв Илёв. Нижний пруд (1771 г.) Илёв. Спасская церковь (1785 г.)
Илёв. Ивовая аллея с Николаем Петровичем Летописец
Илёв. Литье чугунное литьё 3 карта


автор: paramon


Поделиться ссылкой:

 Мнения и комментарии
Алексей  29.03.2011 20:43
Отличная статья!
Павел (Zavulon)  31.01.2011 11:29
Очень интересный рассказ о прошлом Российской металлургии, я даже о Бушуе и не слышал ранее. Молодцы!!!

Добавить комментарий
Обновить


 Copyright © 2003 Велосипедный Нижний  Поддержка онлайн (ICQ): 59592562  
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода Graphit Powered by TreeGraph