Смотреть видеогалерею Соревнования: прошедшие и предстоящие Путешествия
Меню

Авторизация

Поиск

Статьи
Правила передвижения в колонне велосипедистов

Данная статья посвящена правильному поведению велосипедистов при езде В КОЛОННЕ. При этом ЕЗДА В КОЛОННЕ применяется, как правило, в городе и на относительно оживленных магистралях. При езде по грунтовым дорогам или по асфальтовым дорогам, где машины ездят раз в полчаса применяются совсем другие приемы езды, рассмотрение которых не входит в эту статью.



Фото из путешествий
Это не должно повториться

 Рыцари Осенних Дорог
Старт: 2010-10-07 06:20
Маршрут: Арзамас - Медынцево - Костянка - Шарапово - Гагино (Ветошкино) - Бутурлино - Инкино - Вергизаи - Юрьево - Гагино - Ляпня - Пересекино - М.Казариново - Б.Болдино - Знаменка - Гагино - Борнуково - Сурадеево - Н.Мир - Вад - Щедровка - Арзамас

Дистанция: 465 км

Время: 4 дня

Участники: X-man, *Nat@lek*

GPS track


Рыцари Осенних Дорог

Осень 2010 года приближалась к своему расцвету. 6 октября хмурые тучи начали рассеиваться, предвещая ясную погоду до конца недели. Пришла пора продолжить тему осенних велогостей, открытую в предыдущие выходные...

Ну, вперёд, в безудержный полёт сквозь золотую листву! В этот раз – полностью своим ходом!

День 1. Рыцарь Симбирского тракта.

Арзамас – Саблуково – Медынцево – Путятино – Смирново – Костянка – Бритово – Нагаево (нежил.) – Шарапово – Осиновка – Гагино – Ветошкино.

Начало исследования главной сухопутной магистрали Российской Империи – Московско-Симбирского тракта - было положено два года назад в рамках Велоосени с Парамоном. С тех пор удалось собрать, как мозаику, картину нынешнего состояния дорог на нижегородской дистанции тракта. Дополнить её новыми штрихами мне предстояло сегодня.

В 7 часов холодного утра, оседлав своего велоKITT-a, отправляюсь в путь в направлении восхода осеннего солнца. Площадь Пушкина, Соборная площадь, Гостиный ряд, ул. Рождественская, 11-й микрорайон.… Миновав Кирилловку и короткий участок трассы Р-158, углубляюсь в Собакинский лес, припорошенный инеем жёсткого октябрьского утренника.

Серия подъёмов, вот и водораздел Тёши и Пьяны, на котором, отравляя воздух густым тяжёлым смогом, расположился арзамасский полигон бытовых отходов. Дорога, спускаясь к сухой здесь речке Ватьме, становится разбитой. Причиной тому - тест-драйвы продукции одного из градообразующих предприятий Арзамаса.

Село Саблуково, расположившееся на горе над Ватьманским суходолом, примечательно тем, что здесь, у помещика Языкова, работал управляющим барон Криденер. В его семье воспитывался Вася Перов – будущий великий живописец-передвижник. Талант его разовьётся в Арзамасской провинциальной школе живописи академика Ступина… Сейчас о прошлом села напоминает лишь остов церкви, построенной после отъезда Криденеров из Саблукова.

За селом дорога «разработана» настолько, что удобнее ехать по грунтовой обочине. Спустившись в очередную низину, устраиваю фотосессию у моей любимой таблички: сегодня на Симбирском тракте скоростные испытания титанового транспорта будущего!

Дорога круто поднимается на локальный водораздел – Ватьмы и Кевсы, с которого открывается вид на добрый десяток километров вдаль. За Успенским к разбитой дороге вплотную подступает защитная кустополоса. Это сочетание создаёт словно эффект телепортации в XIX век: вот-вот из-за очередного поворота покажется экипаж, запряжённый лихой тройкой – разъехаться бы!

Слева от дороги показывается гряда крутых холмов, живописно украшенных начинающими золотиться дубравами. В Медынцеве, памятном мне по велогостям к Парамону, произошла несколько неожиданная встреча с его родственницей, с которой мы приятно пообщались за сытным деревенским столом. Спасибо вам, тётя Таня!

Медынцево примечательно, прежде всего, наличием на окраине села аутентичного участка Симбирского тракта, мощенного белым камнем-дикарём во времена Екатерины II. В наше время на всём протяжении бывшего тракта в пределах Нижегородской губернии – от Муромских лесов до верхнего течения Пьяны – такого нет больше нигде! Немногим младше екатерининской дороги старинная сельская церковь Успения, построенная в 1786 г. и расширенная 80 лет спустя. Насыпь тракта продолжается до пересечения с суходолом Кевсой, откуда открывается прекрасный вид на Медынцево и на соседнее Воронцово со старинным храмовым комплексом, входящее сейчас в состав Дубенского.

Грунтовая дорога поднимается на Шишову гору. Хорошо разогнавшись на плоской её вершине, испытываю настоящее чувство полёта над зеленеющими полями озимых. Слева на горизонте еле различимы склоны Межпьянья, справа, как маяки, вышки в Алемаеве. Этот небольшой участок дороги проходит по южной окраине Вадского района.

Спустившись в глубокую долину суходола Кели, медленно поднимаюсь к деревне Путятино. Красота! По берегам оврага, уходящего вдаль, к Пьяне – желтовато-зелёные березово-дубовые перелески, воздух прозрачен и свеж. В Путятине, понаблюдав за вошедшими в моду забавными индоутками, выезжаю на асфальт. Я в Шатковском районе.

Вскоре начинается великолепный крутой спуск. Берега суходола испещрены карстовыми воронками, словно лунными кратерами. Среди тёмной зелени хвойных перелесков горят красноватые огоньки осин, а вдали видны срезы пород Смирновского щебёночного карьера. Дорога, поднявшись на гору, проходит по южной окраине села Смирнова – родины знаменитой просветительницы конца XIX века Александры Алексеевны Штевен.

После следующего за Смирновом подъёма останавливаюсь на перекус. Совсем рядом Костянка, где меня ждёт главная «интересность» сегодняшней поездки. 200 лет назад владелец села Петропавловского (так раньше называлась Костянка) Николай Осипович Кутлубицкий, офицер Гатчинской артиллерии при Павле I, построил в центре села огромный двухэтажный П-образный дом на каменном цоколе. Кутлубицкие одними из первых в Арзамасском уезде начали выращивать вишнёвые сады, благодаря которым их село и сменило название. Перед революцией барский дом был продан земству под больницу, которая располагалась в нём почти целый век. Сейчас здесь фельдшерский пункт.

В мае, когда я возвращался из Ветошкина в Арзамас этой дорогой, попасть в дом Кутлубицких не удалось – ввиду праздничного дня здание было заперто. Тогда я осмотрел впечатляющее своим размером подземелье дома, вход в которое был свободным. Сегодня удача на моей стороне – доктор на дежурстве и, с лёгкостью получив разрешение, отправляюсь на экскурсию по залам. Из аутентичных элементов интерьера сохранились дубовые лестницы, двери и паркет (к сожалению, закрашенные советской эмалью), а также лепные плафоны в просторных залах второго этажа. С первого этажа через всё здание проходят трубы каминов. Есть на втором этаже и антресоли, а с чердака открывается вид на остатки парка и расположенный в нём глубокий колодец. Как велопомещик, я получил большое удовольствие от погружения в минувшую эпоху (а эту атмосферу здание вполне сохранило!).

К сожалению, вторая достопримечательность Костянки – великолепный Петропавловский храм, построенный в 1813-1825 годах по проекту нашего знаменитого земляка – архитектора М.П. Коринфского, имевший 60-метровую (!) колокольню, - не сохранилась до нашего времени…

На окраине Костянки тракт обрамляют горящие оранжевым огнём клены. Дорога, проходя через машинную станцию, идёт по плоской вершине холма. Недалеко от Костянки находится ещё одно очень интересное место – село Бритово. Над угасающим селом возвышается громада сильно разрушенного, но не утратившего своего величия, древнего Вознесенского храма 1758 года постройки…

Его стены помнят императрицу Екатерину II, остановившуюся здесь у Петра Михайловича Ермолова в 1767 г. при возвращении из путешествия по Поволжью. Из-за дождливой погоды императорский «поезд» опоздает в Арзамас, который Екатерина назовёт «сон-городом». Предыдущая остановка императрицы была, разумеется, в селе Черновском – родовом гнезде Ермоловых. Через 7 лет по тракту провезут пленного Пугачёва в клетке. И, наверное, хотя бы один раз по этому, самому интересному, участку тракта – от Арзамаса до Черновского - проедет Александр Пушкин. Разумеется, гоняли по тракту и каторжан в Сибирь – благодаря тому, что их «обривали» здесь, Бритово и получило такое название…

Во второй половине XIX века около храма располагалась усадьба Николая Петровича Ермолова – большого знатока псовой охоты, автора великолепных охотничьих рассказов (книга «Русская охота» из серии «Нижегородские были»). Николай Петрович был дружен с человеком-легендой в охотничьем мире – Петром Михайловичем Мачевариановым, совместно с которым занимался выведением одной из лучших в те времена породы борзых. Друзья-помещики были связаны большой дорогой – усадьба Мачеварианова в Липовке Ардатовского уезда Симбирской губернии также располагалась неподалёку от знаменитого тракта.

Следующий пункт программы дня – бывшая деревня Нагаево. Дорога туда проходит через суходол Сердемь. Удивительно красиво сочетание пожухлой травы бескрайних полей, зелени озимых и неба с лёгкой пеленой облаков. Вдоль бывшей деревенской улицы протянулись островки заросших садов, видны остатки фундаментов домов. Тут и там лежат немаленьких размеров валуны. На противоположной стороне оврага, впадающего в Сердемь – действующее кладбище. Самое интересное же находится в вершине этого оврага – это ключ, над которым в 1664 году на кленовом дереве иноку из Больших Печёрок Силе была явлена икона Богородицы в образе Смоленской, прославившаяся как чудотворная. В честь неё здесь была построена часовня. Кроме того, деревня в XIX веке принадлежала знаменитому декабристу Ивану Анненкову и была единственным имением, возвращённым ему роднёй по окончании ссылки.

Часовни над ключом уже давно не существует. Неизвестна и дальнейшая судьба иконы, однако мне думается, что она была перенесена в храм Больших Печёрок (весной попасть туда и проверить предположение не удалось). На месте Нагаевской почтовой станции сейчас находится летник для коров. Однако необычная энергетика этого места сохранилась – деревья в овраге, из которого вытекает запруженный ручей, словно стелются в сторону бывшей часовни!

Отдохнув у ключа, продолжаю свой путь. Дорога поднимается на водораздел Сердеми и Чапары, откуда открываются необыкновенные просторы. Сзади виден силуэт храма в Бритове, слева над небольшим перелеском красным огнём горят верхушки осин, а далеко впереди в полях блестит купол отреставрированного два года назад собора в Шарапове. На горизонте – уже в Гагинском районе - бесконечная цепь холмов правобережья Пьяны.

Пересекая сухую речку Чапар с красными обрывистыми берегами, поднимаюсь в горку и, мимо села Языкова, выбираюсь на асфальт. Обогнав местного велосипедиста, сопровождаемого собакой, въезжаю в Шарапово, где начинается очередной грунтовый участок тракта.

Четыре километра идущей по плоской возвышенности мимо перелесков и подсолнечных полей дороги, и я сворачиваю с тракта в село Осиновку. Здесь над системой прудов, в тихом и поэтическом месте, возвышается очень красивая деревянная церковь, построенная в конце XIX века. Очень кстати оказались заросли спелого терновника. Перекусив и полюбовавшись отражением храма в водах пруда с плотины, отправляюсь дальше.

Пустынная дорога, обогнув сёла Гулёнки и Моисеевка, пересекает довольно глубокий суходол, за которым в лучах заходящего солнца показывается панорама пьянского нагорья, украшенного пёстрыми осинниками и тремя сотовыми вышками на Баронской горе. На перекрёстке с шоссе Лукоянов – Гагино следы большой дороги исчезают – я уже знал, что впереди ручей и распаханное поле.

В этот раз хотелось найти обход этого «тупика». В километре в сторону райцентра от шоссе отходит широченная накатанная грунтовка. И, как и следовало ожидать, её направление переходит в соответствующее тракту, выходя на шоссе Гагино – Б. Болдино.

Программа дня успешно выполнена, время поворачивать в сторону усадьбы. Посетив магазин в Гагине, неспешно поднимаюсь в крутой подъём. Я на месте. Словно салютуя моему прибытию, небо разражается феерическим закатом!

Арзамас. Площадь Пушкина Арзамас. Воскресенский собор Саблуково
ВелоKITT Локальный водораздел Пейзажи около Медынцева
Медынцево. Успенская церковь Медынцево. Екатерининская дорога Суходол Келя
Путятино. Индоутка Лунные кратеры Костянка. Усадьба Кутлубицких (начало XIX в.)
Лепной плафон Зала верхнего этажа Парк. Вид с чердака
Лестница на антресоли Местные порядки Дом Кутлубицких. Северный фасад
Осеннее пламя Бритово. Вознесенская церковь (1758 г.) Дорога на Нагаево
Нагаево. Святой ключ Нагаево. Панорама бывшей деревни Суходол Чапар
Дорога на Осиновку Терновник Деревянная церковь в Осиновке
Панорама Пьянского нагорья Участок тракта на объездной Гагина Феерический закат

День 2. Городище и две обители.

Ветошкино – Сурки – Бутурлино – Алтышево – Лукьяново – Инкино – Вергизаи – Паново-Леонтьево – Юрьево – Ройка – Ветошкино.

Ранний подъём, в половине шестого утра отправляюсь в Бутурлино – встречать Наташу, которая прибудет на казанском экспрессе. Как и в прошлые выходные, ночь выдалась очень холодной. Лишь после Новой Деревни включается внутренняя «печка» и мне становится тепло.

Брезжит рассвет, навстречу проезжают легковые автомобили с прицепами, спешащие на пятничный базар в Гагино. Грандиозный подъём у села Кеньшево преодолеваю уже в ярком свете утреннего солнца. Впереди показывается покрытое лесом левобережье Пьяны и дорога плавно спускается вниз по посеребренным инеем полям, сбрасывая сто с лишком метров высоты. В какой-то момент начинает казаться, что я мчусь не по степному югу Нижегородчины, а где-то в Сибири…

В Бутурлине заезжаю на мост через Пьяну – в зеркале полноводного нижнего течения реки отражается синее небо – красота необыкновенная! Вот и станция Смагино, наша небольшая команда в сборе. После короткого отдыха отправляемся по дороге, уходящей на юго-запад. Пологие подъёмы и спуски, живописные еловые лесополосы вдоль дороги.… У села Пергалей, попрыгав на стогах сена, сворачиваем на полевую дорогу, идущую параллельно реке Кетарше.

Проехав деревню Алтышево и миновав довольно глубокий овраг, оказываемся в селе Лукьянове (Погибловке), где начинается асфальт. Погибловка, вместе с соседним Инкином принадлежало Дмитрию Алексеевичу Остафьеву. Ему, брату своей соседки по болдинскому имению Н.А. Новосильцевой, Пушкин напишет в альбоме строки державинского стихотворения «Река времён». Она, эта река, унесла и барскую усадьбу в Инкине, располагавшуюся около красивого пятиглавого храма, построенного во второй половине XIX века. На её месте теперь сельские огороды.

За Инкином дорога, обсаженная уже пожелтевшими лиственницами, поднимается в гору, с которой долина Кетарши видна до самого Пергалея. Перевалив через водораздел северной и южной ветвей Пьяны, шоссе, нырнув в глубокую ложбину с живописным озером, выводит нас в деревню Вергизай, где и заканчивается.

Спустившись в долину Пьяны с высоты коренного правого берега, вскоре оказываемся у подножия крутого холма, на котором расположен редкий для этих мест археологический объект – городище раннего железного века! Трапециевидная площадка, практически неприступная с юга – из поймы реки, - отграничена от северной напольной стороны небольшим рвом и валом. Поедая спелые ягоды шиповника, которым порос вал городища, можно долго любоваться живописными видами Запьянья…

По тряской полевой дороге проезжаем мимо деревни Никольское. Чернозём сменяется песками, на которых растёт небольшой сосновый лес, источая душистый аромат в уже прогретый солнцем воздух. Миновав деревянный мостик через Пьяну, оказываемся в селе Панове-Леонтьеве – бывшей татарской деревне Паре. Отсюда Иоанн Грозный, отправляясь в путь на Казань в 1552 году, возьмёт с собой храброго мурзу Бахметку – будущего стольника Юрия Ивановича Бахметева. Сын его, также Юрий, получит земли около Троицкого монастыря, на которых возникнет село Юрьево…

Следующим номером культурной программы посещаем место бывшего женского Николо-Сакминского монастыря. Известный с 1592 года, он просуществовал немногим долее екатерининской реформы 1764 г., после чего превратился в церковный погост, а монахини переехали в Арзамас. В 1870 г. Сакминская церковь была перевезена в Мишуково – бывшую мордовскую деревню Мушки, - и погост прекратил своё существование. В советское время здесь располагался посёлок Алексеевский, о котором сейчас напоминает фруктовый сад. Место, где располагалась церковь, отмечено памятным крестом. На правом берегу Пьяны горят красно-жёлтыми огоньками дубы и осины. Тишину нарушают лишь гуляющие повсюду коровы.

Проехав берегом Пьяны, попадаем в Юрьево через расположенный на окраине села фруктовый сад и пасеку. Посетив сельский магазин самообслуживания, отправляемся на осмотр великолепного храма Воскресения Словущего. Вероятно, здесь был и видел этот храм, ныне полуразрушенный, Александр Пушкин – достоверно известно, что 30 сентября 1830 года в селе присутствовали две княгини Голицыных – Наталья Григорьевна, урождённая Бахметева и Наталья Петровна, урождённая Лачинова. Сын первой и муж второй, князь Алексей Сергеевич Голицын, незадолго до этого закончил строительство Юрьевского храма. Увы, склеп под левым порталом храма, где впоследствии был похоронен князь, сейчас разорён…

Несмотря на плачевное состояние – а надежд на восстановление святыни в ближайшее время нет – храм в очередной раз произвёл огромное впечатление остатками былого великолепия. Закончив осмотр, отправляемся на правый берег Пьяны – на Троицкую гору. На выезде из села обнаруживаем, что идёт строительство нового, капитального, моста через Пьяну, который должен решить проблему сообщения с соседним Мишуковом в весенний паводок.

На полугоре коренного берега Пьяны блестит видный отовсюду купол часовни, поставленной в 2008 году на месте бывшего монастыря. О прошлом этого святого места, вдохновившего Иоанна Грозного на победу над Казанским ханством, сейчас напоминает лишь камень с могилы почитающегося святым схиигумена Мины (Иова). К разрушению монастыря, основанного велением Грозного, и превратившегося в погост после 1764 года, приложили руку ветошкинские помещики Пашковы – Василий Александрович-старший и его сын Александр Васильевич. Первый, охочий до монастырских земель, переманил в Ветошкино причт и перенёс святыню монастыря – чудотворную икону Тихвинской Божией Матери – в ветошкинский храм, где она находится и сейчас. Затем святотатственно разобрал каменную монастырскую церковь, использовав материал для постройки риг. Второй перенёс деревянную монастырскую церковь на ветошкинское кладбище…

Сейчас с Троицкой горы открывается великолепная панорама лугового левобережья Пьяны и величественно возвышающегося над ним правобережного нагорья. Как на ладони видны Юрьево, Ветошкино с усадебным парком, над которым видеется башня сгоревшего пашковского дворца, Курбатово, Шерстино и Гагино… На западе по виднеющимся на горизонте вышкам сотовой связи угадываются Выползово и Шарапово, в прошлом вместе с этими местами входившие в Сергачский уезд, а теперь расположенные в Шатковском районе.

Солнце клонится к закату, и мы отправляемся к последней сегодняшней достопримечательности – источнику Параскевы Пятницы около села Мишуково. В 1637 г. схиигумен Мина устроил здесь часовню. В Николо-Сакминской церкви хранилась чудотворная икона Параскевы Пятницы, явленная на источнике. Сюда устраивались крестные ходы из Троицкого и Никольского монастырей в девятую пятницу после Пасхи. Эта традиция сохранилась в Юрьеве до сих пор.

Посетив родник, отправляемся в Ветошкино через Ройку. Наступают сумерки и вновь стремительно холодает, однако тёплый дом уже практически рядом! Осенние велогости продолжаются!

Пьяна в Бутурлине Без комментариев Кетарша
Храм в Инкине На подъёме Дорога Инкино - Вергизаи
Шиповник Городище Вергизай Городище. Вид из поймы Пьяны
Мостик через Пьяну Погост Сакма Воскресенский храм в Юрьеве
Троицкая гора. Панорама Камень с могилы схиигумена Мины Источник Параскевы Пятницы

День 3. Пересекая Ивковский лес.

Ветошкино – Гагино – Субботино – Ляпня – Новая Николаевка – Пересекино – Молчаново – Алексеевка – Мал. Казариново – Бол. Казариново – Бол. Болдино – Знаменка – Старое Ахматово – Гагино – Ветошкино.

Итак, пришла пора посетить Болдино, куда мы не попали в прошлый раз. Однако лёгких путей искать мы не собирались, нас интересовала разведка новых дорог.

Выехав в 7 утра и скатившись к гагинскому мосту с горы, неожиданно оказываемся в густом облаке тумана с видимостью не более ста метров. Выехав из Гагина на взгорье, выбираемся из белой мглы. Едем прямо – через Ляпню, а по болдинскому шоссе будем возвращаться вечером.

Дорога разбита и давно не ремонтировалась, поэтому проще ехать по параллельной ей широкой полевой дороге. Подсолнуховые поля по сторонам дороги сплошь покрыты густым слоем инея. В Субботине ныряем в ещё более плотное белое облако, на этот раз с явным запахом гари! Всё оказалось просто – в долине Ежати горят торфяники. Огненное лето-2010 продолжает напоминать о себе…

После моста через Ежать, с набором высоты, смог исчезает. Дорога, по-прежнему донельзя разбитая, идёт по водоразделу Ежати и её притока Пекшати, вдоль которого вытянулось старинное село Ляпня, в прошлом – одно из самых больших селений округи. Переехав Пекшать, выезжаем из села и поднимаемся в длинный тягун по полевой дороге.

С высокого холма открывается завораживающая панорама: как на ладони видно Триречье – долина Ежати, Пекшати и Аратки с расположенными по берегам речек сёлами. Над Ежатью около деревни Смирново поднимается длинное сизое облако дыма и тянется по реке в сторону Гагина. Посреди распаханного поля виднеется ряд лип – вероятно, там располагалась усадьба ляпнинских помещиков.

За перевалом, где альтиметр показывает высоту 200 метров, начинаются живописные дубово-осиновые перелески. Дорога поворачивает, и вскоре мы оказываемся в Новой Николаевке – небольшой затухающей деревне. Однако здесь есть своя изюминка – это живописные пруды, как в болдинской Львовке! Здесь начинается авантюрный участок пути – лесная дорога через границу районов. Авантюрный потому, что из маленькой глухой деревни на краю Гагинского района никто не ездит в соседний Большеболдинский район…

Приступаем к поиску дороги. Поплутав по полю за деревней, а затем углубившись в ивковский лес, находим подходящее направление. Опасения подтвердились – зарастающая колея была завалена упавшими стволами деревьев, но другого выбора нет. Медленно продвигаясь через вперёд, где аккуратно проводя велы между деревьями, где прямо перетаскивая через валежник, наконец, обнаруживаем проезжую дорогу, по которой выезжаем в село Пересекино.

Другое название села – Новопокровское, поскольку основано оно переселенцами из села Покров. Легенда же гласит, что Пересекино основано неким барином, заблудившимся в здешнем лесу, и, наконец, выбравшимся на перекрёсток лесных дорог, в честь своего спасения. Только что, преодолев настоящую засеку, мы смогли убедиться в соответствии названия легенде!

В селе сохранились остатки барского сада и прямоугольный симметричный остов храма Покрова Богородицы, построенного в 1833 году помещиком Белокрыльцевым. Храм с колоннами на восточном и западном фасадах, несомненно, отражал неординарные вкусы строителя. Сейчас остаётся только догадываться, как он мог выглядеть…

Из Пересекина через Молчаново с ветерком мчимся в сторону лукояновской дороги. Проехав деревню Алексеевку, по полевой дороге, петляющей мимо красивых осинников, поднимаемся на высокий левый берег Чеки. Переехав её по деревянному мостику (оказалось, что река практически высохла), оказываемся в Малом Казаринове.

Отсюда недалеко до Казаринова Большого, славившегося своим гончарным промыслом – изготовлением чернолощёной керамики. Увы, изб увеличенной высоты, где под потолком располагались полки для сушки посуды, уже нет. Зато удалось полюбоваться домом местного резчика-умельца, богато украшенным тонкой резьбой. Правда, запечатлеть на память эту красоту хозяин не разрешил. Вместо этого сфотографировали один из соседних домов, более скромно украшенный деревянными кружевами.

Проехав Казариново, оказываемся у перекрёстка со старой лукояновско-болдинской дорогой. К удивлению, в сторону Илларионова уходит асфальт. Местный прохожий разрешил вопрос относительно состояния дороги: асфальт проложен до ближнего песчаного карьера, а дальше, разумеется, грунтовка. Запомнив это на будущее, поворачиваем в Болдино, на мост через Азанку...

Когда Пушкин, получив разрешение на выезд из Нижегородской губернии в начале зимы 1830 г., уезжал по лукояновской дороге, произошёл казус: старый ветхий мост, бывший на этом месте, рухнул. Болдинские мужики вытащили экипаж барина, после чего он смог продолжить путь…

Как оказалось, не миновали это место без потерь и мы: подъехав к пушкинской усадьбе, обнаруживаем, что верхнее крепление Наташиного багажника, не выдержав испытаний дорогами, сломалось. Наташа отправляется на прогулку по усадебному парку, а я, не торопясь, привожу багажник в состояние «можно ехать дальше», благо детали для ремонта имелись, и плотно перекусываю.

Через полчаса, посетив магазин, мимо сельского аэродрома выезжаем из Болдина и сразу же сворачиваем направо. Следующий пункт культурной программы – село (или хутор, как его называют болдинцы) Знаменка. Проехав по довольно разбитой дороге, пересекаем реку Салю и въезжаем в село, посредине которого возвышается симпатичный полуразрушенный храм, построенный помещицей Е.И. Сущевой в середине XIX века. Подобно посещённому нами вчера юрьевскому храму, здесь также имеется склеп, ещё более впечатляющий размерами. Крутая лестница на колокольню довольно узка – наверное, в звонари принимались люди вполне определённой комплекции. Удачно пройдя отбор по габаритам, поднимаемся на невысокую колокольню, откуда открывается живописная панорама села.

Солнце клонится к горизонту и нам пора выдвигаться в сторону дома. Вернувшись на противоположный берег Сали, вместо того, чтобы выехать на шоссе довольно очевидной грунтовой дорогой, решаю удлинить путь вдоль речки. Однако, вскоре поняв бесперспективность этого занятия, возвращаемся на правильный путь, при этом неожиданно встретив группу копателей, сканирующих поле около бывшей деревни Анастасово.

Начинает холодать и, утеплившись, мчимся в Гагино по отличной равнинной дороге с пологими подъёмами и спусками. Картина ночного райцентра с перевала между Ежатью и Пьяной выглядела феерично: огни фонарей внизу и красные огоньки вышек на Баронском создавали впечатление ночного аэродрома. С этой «взлётно-посадночной полосы» нам ещё предстояло набрать 100 метров высоты на финальном отрезке пути до Ветошкина.

В награду за непростой день нас ждал сытный ужин с душевными посиделками у *Юлы – моей соседки по селу. В двенадцатом часу ночи возвращаемся домой. Завтра нас ждёт дорога в Арзамас…

В белой мгле Дорога на Ляпню Панорама Триречья
Пруд в Новой Николаевке Засека Остов храма в Пересекине
Большое Казариново. Дом с резьбой Тот самый мост Болдинский храм
Местный V.I.P. Церковь в Знаменке В склепе знаменской церкви
На колокольне знаменской церкви В полях на берегу Сали Возвращение домой

День 4. Осенняя Отрада.

Ветошкино – Гагино – Борнуково – Возрождение – Сурадеево – Княж-Павлово – Мал. Якшенка – Сунеево – Новый Мир – Пилекшево – Сосновка – Вад - Щедровка – Морозовка – Арзамас.

Дождавшись, когда рассеется пелена торфяного смога в долине Пьяны, в 9 утра покидаем Ветошкино. По пути в Гагино делаем снимки Баронской горы, горящей золотом дубрав и не облетевших ещё осин, отражающейся в зеркале спокойного течения Пьяны. Берега реки белы от инея.

В центре Гагина поворачиваем направо, на равнинную дорогу, идущую параллельно течению реки на северо-запад. Не торопясь, доезжаем по очень красивому и тихому шоссе до границы Гагинского и Бутурлинского районов. После небольшой фотосессии на фоне стелы, за мостом через суходол Вилизу сворачиваем в Борнуково.

С момента моего последнего посещения села год назад здесь произошли заметные изменения: в центре Борнукова появился детский городок с фонтаном(!), а в здании сельского правления открылся «музей камня», остроумный график работы которого не оставлял никаких шансов попасть внутрь в выходной…

Переехав Пьяну по низкому мосту, поднимаемся в гору по дороге, и выезжаем к Борнуковскому карьеру сверху, откуда открывается потрясающая панорама долины реки и её левобережья. Расположившись на верху карьера на перекус и любуясь красками золотой осени, наблюдаем за тем, как ищут тайник новоиспеченные геокешеры, приехавшие на чёрном полированном «лендкрузере».

Не имея специализированного снаряжения, посещать Борнуковскую пещеру мы не стали и продолжили наш путь. Проехав берегом Пьяны через живописный сосновый лес, оказываемся на берегу озера Карасного. В его довольно-таки мутной воде эффектно отражается высокий, покрытый густым лесом северный берег. Синяя вода, золото осенних красок, солнце, хорошо разогревшее воздух после обеда – уезжать отсюда совершенно не хочется! Но октябрьский день короток, а нам предстоит увидеть сегодня ещё немало интересного. По идущей в горку красивой лесной дороге отправляемся дальше.

Лес расступается и впереди показывается высокий купол храма в Сурадееве. Из охотничьих рассказов Н.П. Ермолова известно, что село принадлежало поэтессе Варваре Николаевне Анненковой, состоявшей в дальнем родстве с Михаилом Лермонтовым. На восточной окраине села обнаруживаем заросший сад с остатками небольшого липового парка. Однако попытки уточнить место, где располагалась усадьба Анненковой, успехом не увенчались – опрошенные сельские жители о барыне ничего не знали…

Сейчас главной достопримечательностью села является огромный храм Воскресения Словущего. Возведенный в 1813 году в честь победы над Наполеоном, он имеет редкую для этих мест ротондальную форму. Когда-то его опоясывала колоннада, от которой уцелело 4 колонны из местного известняка. Великолепный храм, удачно поставленный на высоком пьянском берегу, производит впечатление и своими размерами и следами былого благолепия.

Из Сурадеева, переехав на левый берег Пьяны, продолжаем наш путь. Дорога, проходившая до Борнукова по открытой местности, теперь ныряет под кроны сосен Чембасовского заказника. Едем, любуясь живописным лесом, освещенным лучами уже вечернего солнца. В Малой Якшенке шоссе, поднимаясь на возвышенность левого берега Пьяны, открывает взору прекрасную панораму реки и разноцветного осеннего Ичалковского бора. Теперь в бор можно попасть прямо отсюда - по недавно построенной насыпной дороге через Пьяну!

За Якшенкой асфальт заканчивается, до «большой земли» - 4 километра отличной грунтовки, пересекающей два довольно глубоких суходола с закарстованными склонами. Пока остаётся только мечтать об асфальтированной дороге на этом участке, благодаря которой Гагинский район соединился бы короткой трассой через Вад с трассой Р-158 и Арзамасом. Надеюсь, что эта мечта осуществится не «лет чрез пятьсот», а в ближайшие годы.

Выбравшись на шоссе Шатки – Перевоз, проезжаем с километр в сторону Ичалок и сворачиваем налево, на ведущую в Новый Мир дорогу, обсаженную горящими в лучах вечернего солнца лиственницами. Вот и любимая мной Отрада – поместье Нейдгартов.

Первым делом заезжаем к белокаменному зернохранилищу, построенному из известняка, добытого в Каменном лесу на противоположной стороне Пьяны, и украшенному великолепными коваными крыльцами и ставнями. С высокого левого берега реки открывается прекрасный вид на храм в соседнем Пилекшеве. Спустившись вниз, с мостика, ведущего в деревню Балахну, любуемся совершенно спокойным зеркалом водной глади и отражающимся в ней пейзажным парком, освещённым лучами садящегося солнца.

Не без труда поднявшись по крутой тропинке, через парк выходим к поселковой школе, около которой растёт старинный могучий дуб, по преданию называющийся «пушкинским». По легенде, великий поэт посещал Отраду, принадлежавшую тогда Дельвигам – дальним родственникам лицейского друга, и поэма «Русалка» написана им под впечатлением от этих мест. Однако точных доказательств этого нет…

С дельвиговских времён сохранился одноэтажный барский дом с мезонином, ставший флигелем для прислуги при Нейдгартах. В 1880-е годы Алексей Борисович Нейдгарт, которого за его человеколюбие и огромные благотворительные труды можно назвать поистине великой и светлой личностью и гордостью Нижегородской земли, построил рядом большой двухэтажный П-образный дом в лаконичном стиле, имеющий открытую галерею и «алтарный» пристрой, подчёркивающий религиозность хозяина.

Несомненно, здесь бывал Пётр Аркадьевич Столыпин, женившийся на сестре А.Б. Нейдгарта Ольге Борисовне; дружили с Нейдгартами и бывали у них просветительница Александра Штевен, тогда проживавшая в имении Яблонка, академик архитектуры Владимир Петрович Цейдлер – помещик села Большие Кемары, сергачский уездный предводитель дворянства Николай Иванович Приклонский…

Имение старшего брата А.Б. Нейдгарта – Дмитрия Борисовича – располагалось неподалеку, на хуторе Борисовка (Красный), который я посетил этим летом. Последние дни жизни Алексей Борисович, безумно любивший этот край и бережно к нему относившийся, проведёт в усадьбе друга – Ивана Ивановича Орлова, изобретателя офсетной печати, которому в начале XX века был продан Ичалковский бор. В 1918 году Алексея Борисовича, не принявшего новые порядки, расстреляют, а в 2000 - канонизируют как новомученика…

Световой день близится к концу и, выехав из Отрады мимо старых, ещё необлетевших, лип и пруда, оставшихся от регулярного усадебного парка, торопимся в Пилекшево. Нам надо успеть полюбоваться закатом в одном из самых красивых и магнетических мест на Пьяне – крутом холме над Чёртовым поворотом реки и озером Инявой. Из-за знойного лета уровень воды в Пьяне понизился, благодаря чему у подножия холма сильным шумом проявил себя мощный подводный родник! Золотые лучи солнца начинают блекнуть, река, парк Отрады на закарстованном склоне левого берега и пилекшевский Спасо-Преображенский храм, парящий над рекой на крутом холме, погружаются в сумерки...

Программа дня выполнена и, отдохнув, покидаем Пилекшево – впереди 50 километров ночной дороги до Арзамаса. Быстро домчавшись до Вада, сворачиваем на тракт Арзамас – Казань и под звёздным небом выходим на финишную прямую…

Медленно тянется лента дороги, плавно набирающая высоту на перевале между Ватьмой и Вадком. Далеко впереди виднеется зарево огней Арзамаса и огоньки телевышки. На границе районов дорога входит в лес и ныряет в долину Вадка. Последний участок старого тракта от Морозовки до Арзамаса разбит, объезжаем его новой дорогой и участком саранской трассы.

Северо-восточная граница города… Здесь проходит почти незаметный водораздел Тёши и Вадка, через который южная Пьяна когда-то впадала в Тёшу. Именно в Арзамасе размывается граница между Присурьем и Приочьем!

Всё!!! У меня на одометре 465 км, у Наташи – 310. Вот и закончились эти яркие, интересные и очень насыщенные дни, которые надолго запомнятся двум Рыцарям Осенних Дорог. Впереди – уже в новом сезоне - нас ждут новые приключения!


 

Баронская гора Карл Маркс Шоссе Гагино - Сурадеево
Пастораль Борнуково. Фонтан-медвед Музей камня работает…
Вид с холма над карьером Царь горы) Крутой подъём
Озеро Карасное Лесная дорога Сурадеево. Остатки барского сада
Сурадеево. Воскресенский храм (1813 г.) Сурадеево. Колоннада Воскресенского храма Дорога через Чембасовский заказник
Малая Якшенка: Ичалковский бор и новая переправа Дорога М.Якшенка - Сунеево Огненные лиственицы
Отрада. Кованое крыльцо зернохранилища Отрада. Ставни зернохранилища Где здесь небо?
Парк Отрады Пушкинский дуб Отрада. Дом А.Б. Нейдгарта
Отрада. Дельвиговский флигель Пруд в Отраде Панорама Пилекшева
Над Чёртовым поворотом Закат в Пилекшеве Карта


автор: X-man


Поделиться ссылкой:

 Мнения и комментарии
Борис  06.05.2011 03:45
В Болдино желательно ездить осенью, в это время там особая красота. Мой отчет про поездку http://www.putidorogi-nn.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=53&Itemid=62

Добавить комментарий
Обновить


 Copyright © 2003 Велосипедный Нижний  Поддержка онлайн (ICQ): 59592562  
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода Graphit Powered by TreeGraph